Христианская церковь создала систему жестких пра­вил

Христианская церковь создала систему жестких пра­вил написания икон — «иконографический канон», в ко­тором зафиксированы, закреплены те особенности иконо­писных изображений, которые, по представлениям хри­стианских иерархов, отличают священный божественный мир от мира реального, земного. Эти отличия харак­теризуются спиритуализацией изображаемых лиц (бого­матери, святых и пр.), подчеркиванием в них духовного, нематериального облика, особой системой изображения пространственных («обратная перспектива») и временных соотношений. Сюда же следует отнести и условный золо­той фон иконы. «Иконные обычаи» — правила писания икон берут свое начало еще от уставов Афонских, а на Руси — со времен даря Ивана Васильевича. «По заведен­ному порядку создается икона,— пишет Н. К. Рерих.— Первую и главную основу ее положит знаменщик и не­знаменит на липовой или на дубовой доске рисунок. По нему лицевщик напишет лик, а долицевщик — до-личное все остальное; ризы и прочие одеяния. Завершит работу мастер травного дела, и припишет он вокруг святых угодников небо, горы, пещеры, деревья; в про-скребку наведет он золотые звезды на небо или лучи. Златописды добрым сусальным золотом обведут венчики и поле иконы» х.

Живописное иконное дело ведется не только за «жало­ванные деньги», но и по особой любви к нему. Считается, что дело это свято, угодно Богу и благословлено было еще святыми апостолами. Да и человек, посветивший себя этому занятию, должен иметь праведный облик. Иконописцу следует жить достойно, быть смиренным, кротким, исполненным благоговения. Требования к его моральным качествам составляют целый список опреде­лений с отрицанием «не». Мастер должен быть не празд­нословием, не смехотворцем, не сварливым, не завист­ливым, не пьяницей, не грабителем, не убийцей, «но и пачежь хранити чистоту душевную и телесную со вся­ким опасением» 2.

Православные теологи называют иконы «богослови­ем в красках» и видят в них верное средство, позво­ляющее направлять помыслы, чувства и устремления верующих в сторону горнего мира, то есть в сферы иных миров.

Современные экстрасенсы христианской ориентации рассматривают иконы в качестве проводников Святого Духа на Землю. Через старинные иконы, считают они, можно уходить в глубь веков и просматривать давно минувшие события. Кроме того, любая икона, независи­мо от времени ее создания, обладает свойством излучать энергетические волны, снабжать интуитивную сферу че­ловека полезной информацией, оказывать на него целеб­ное действие, С помощью иконы целитель может лечить других людей, получая от нее энергию левой рукой, а правой посылая эту энергию на соответствующий орган больного человека. Перед работой с иконой экстрасенс должен ввести себя в состояние христианской открыто­сти; при этом ему следует быть просто одетым, а также удалить от иконы все лишние предметы.

Вещественным посредником, способствующим осуще­ствлению более продуктивной психологической работы с образами, отводится важная роль и в тибетской ду­ховной жизни. Аналогично тому, как у христиан иконы, у тибетских мистиков применяются несколько иные изо­бразительные средства, называемые магическими кру­гами — кйилкхорами. Они имеют вид диаграмм, на­чертанных на бумаге или ткани или же выгравированных на камне, металле или дереве. Некоторые кйилкхоры изготовляются при помощи маленьких флажков, све­тильников, ароматических палочек, сосудов, наполнен­ных разным содержимым, и т. п. и изображают опре­деленные стороны мистических отношений, существую­щих в мире. При этом участвующие в них персонажи и окружающие их аксессуары обычно представлены усло­вно, аллегорически.

В специальных школах монахам преподают искусство составления этих магических кругов. Существует множе­ство их разновидностей. Часто они создаются на земле с помощью порошкообразных красок, наносимых слоями различной толщины и закрепляемых специальными па­лочками. Так получается рисунок, напоминающий ре­льефную географическую карту. Эти гигантские колеса заключаются в ограду из дерева или раскрашенного кар­тона, изображающую крепостные стены с воротами. В надлежащих местах располагаются алтарные светиль­ники и маленькие флажки.

Монахи, желающие достичь совершенства в этом виде архитектуры, тратят годы на изучение ее законов. Счита­ется, что малейшая ошибка в изготовлении магического круга может навлечь большое несчастье. Вообще же, знанием символического значения этих диаграмм и искус­ством ими пользоваться обладают лишь избранные ла­мы, удостоенные высших степеней посвящения.

В начальные периоды обучения медитации учителя-ламы применяют соответствующие магические круги в качестве «психической опоры», предмета, облегчающе­го фиксацию внимания. На первых порах в этом круге размещается множество символов и образов, но по мере тренировок число их сокращается, а изображения стано­вятся все более условными. На определенном этапе тре­нировок магический круг оказывается ненужным — в не­обходимых случаях он устойчиво и надежно воспроиз­водится внутренним взором. А. Давид-Неэль, освоившая во время своего путешествия в Тибет немало оккультных упражнений, приводит «сценарий», начало которому да­ют сеансы, проводимые с помощью магического круга: «...вызывают в воображении образ божества. Сначала созерцают только этот образ. Затем из тела божества возникают другие формы. Некоторые из них идентичны по образу, другие отличаются друг от друга и от первона­чального образа. Этих созданий часто бывает четыре, но при некоторых видах медитации они исчисляются со­тнями, чаще их бывает неисчислимое множество. После того как эти разнообразные божества, окружающие цент­ральную фигуру, станут отчетливыми, они должны мало-помалу снова одно за другим раствориться в ней. Она опять оказывается в одиночестве и затем начинает рас­плываться. Первыми исчезают ноги и таким же образом, медленно и постепенно, рассеивается все тело. Наконец, исчезает голова, и от всей фигуры остается только точка. Она может быть темной, цветной или ярко светящейся. Учителя-мистики связывают с этой особенностью сте­пень духовного развития ученика. В конце концов точка приближается к погруженному в медитацию ученику и входит в него. Тут тоже надо заметить, какой частью тела точка поглощается. За этим упражнением следует период медитации, и затем точка выходит из тела... Некоторые учителя указывают ученику, в каком месте точка должна слиться с его телом и снова появиться. Обычно это место находится между бровями. Другие, наоборот, советуют не стараться направлять ход раз­вития иллюзии и ограничиться только ее наблюдением. Им же наставник рекомендует тот или другой из этих методов в соответствии с преследуемой целью. Выделив­шаяся из тела ученика точка удаляется, превращается в головку, затем появляется все тело; из тела возникают другие формы, снова поглощаемые центральной фигу­рой. Фантасмагория опять разворачивается в том же порядке, повторяясь столько раз, сколько мистик сочтет полезным»

Как видим, в психофизиологию и медицину энергоин­формационный подход к уяснению сущности форм и об­разов привносит важные коррективы, касающиеся пони­мания механизмов болезней и действенности лечебного процесса. Сдерживающим фактором в развитии биоэнер­гетического аспекта медицинских исследований действи­тельно является отсутствие приборных средств индика­ции биополевых явлений, реализующихся в живых объектах. Однако, как было отмечено ранее, уже первые работы квалифицированных специалистов, проведенные на высокосовершенной физиологической аппаратуре, по­казали достаточно убедительные высокозначимые ре­зультаты. Важные данные были получены и с помощью непрямых традиционных методов.

С указанных позиций сам оздоровительный и лечеб­ный процесс необходимо рассматривать как специфичес­кое рекомбинационное действие с системами мысленных образов и их биополевых клише. В процессах регуляции жизнедеятельности эта система коррекции фундамента­льно включена в реализацию биологических функций, ею буквально пронизаны активностные стороны и первой и второй сигнальных систем. Более того, и самостоятель­ные проявления энергоинформационных процессов в вы­сшей степени весомы, и можно с полным основанием говорить о том, что они образуют в организме третью сигнальную систему отражения окружающей действите­льности. Однако деятельность этой системы настолько необычна в своей основе, что требует нового физического и философского взгляда на свою сущность.

В следующей главе будут рассмотрены многосторон­ние функциональные связи этой системы с окружающим миром и возможность их использования в оздоровитель­ных целях.

Категории: