Магия биополя: энергоинформационное лече­ние

Новая работа Л. П. Гримака, автора многих книг по психологии я психотерапии, знакомит читателя с различными представлениями о биопо­ле и его лечебном воздействии * В этом издании на основе обобщения многовекового опыта целительской практики (магии, оккультизма, народ­ной медицины), современных достижений науки рассказывается о биоэнер­гетической системе человека и ее связях с природными, в том числе космическими, источниками энергии; говорится о лечебном воздействии зкстрасенса-энерготерапевта на биополе больною; раскрывается взаимо­связь биоэнергегаки, гипноза и рефлексотерапии.

Книга содержит практические рекомендации по использованию био­поля в лечебных и оздоровительных целях.

Рассчитана на широкие круги читателей, интересующихся феноменом биополя.

Факты и явления легко отрицать, когда с ними не сталкиваешься. Но если они наблюдаются повседневно, игнорировать их невозможно.

Настоящая книга представляет собой размышление психотерапевта над проблемой неординарных явлений, получивших в настоящее время известность под названи­ем «бионоле», «слабые взаимодействия», «энергоинфор­мационное лечение».

Анализ данной проблемы неизбежно затрагивает мно­гие биологические аспекты жизнедеятельности, что, есте­ственно, требует рассмотрения ч соответствующих физи­ческих и общетеоретических положений. Основным же поводом для разговора на страницах книги служат мате­риалы медицинских наблюдений, накопленные за многие годы лечебной практики с применением методов биоэнер­готерапии.

Клинические наблюдения, проводимые в процессе об­щения с больными, постепенно привели автора к со­бственным теоретическим выводам, позволяющим не то­лько научно объяснять с точки зрения энергоинформаци­онных явлений различные заболевания, но и успешно их устранять. В частности, был переосмыслен механизм воз­никновения неврозов, психосоматических нарушений, фа­нтомных болей и других недугов. (При этом прежние научные представления об особенностях развития такого рода заболеваний не отвергаются.) Оказалось, что ряд явлений, которые было принято считать основными при­чинами заболеваний, в действительности носят вторич­ный характер, а за ними выступают первичные наруше­ния биоиолевых, энергоинформационных взаимоотноше­ний организма со средой или затруднения циркуляции зиергоинформационных потоков в организме.

В «Руководстве по неврологии» (Л., 1960. Т. 4), к при­меру, в связи с рассмотрением формирования неврозов в результате воздействий внешней среды говорится: «Чем. слабее тип нервной деятельности, чем больше он осла­блен особыми условиями жизни или соматическими за­болеваниями, тем меньшая сила внешних обстоятельств достаточна для перенапряжения нервных процессов и возникновения неврозов». Это утверждение правильно и бесспорно, однако практика все больше убеждает нас в том, что слабость центральной нервной системы не является здесь причиной неврозов, а выступает лишь как следствие первично ослабленного эиергоинформаци-онного статуса организма. И стоит лишь скорректи­ровать, выровнять биополе у такого больного, как он буквально на глазах превращается в здорового человека. Та же лечебная практика четко подтверждает сущест­вование теснейшей взаимосвязи энергоинформационных явлений с психофизиологическими реакциями. Это зна­чит, что любое лечебное воздействие так или иначе изменяет бнополевое состояние организма. Следовате­льно, целебная сила любого метода зависит от того, насколько правильными оказываются энергоинформаци­онные коррективы.

Оказывается, что лечебное действие таких, казалось бы, далеко отстоящих друг от друга приемов, как иг­лоукалывание и все разновидности рефлексотерапии, ги­пнотическое внушение, массаж, гидропроцедуры и про­чее, в конечном счете проявляется именно в виде пе­рвичного восстановления биополя, энергоинформацион­ного баланса.

Можно утверждать, что в настоящее время начало складываться новое направление медицины, которое приступило к накоплению экспериментальных и кли­нических материалов, относящихся к исследованию роли энергоинформационных явлений в регуляции и кор­рекции процессов жизни и поведения человека. Оно находит все большее понимание у различных спе­циалистов традиционных видов практической и те­оретической медицины.

Существенные трудности в этой сфере связаны с недо­статочным теоретическим обоснованием энергоинформа­ционной терапии. Малое количество достоверных экс­периментальных медицинских фактов не позволяет пока создать обоснованную модель дистантного полевого вза­имовлияния биологических объектов, которая бы органи­чески сочеталась с современными взглядами на проис­хождение и течение болезней и объясняла способы энер­гоинформационного устранения патологических процес­сов. Создание соответствующих теоретических конструк­ций опирается на факты, полученные физиками и биоло­гами, лишь недавно приступившими к исследованию фи­зических полей биологических объектов.

Несколько активнее решаются биоэнергетические про­блемы на философском уровне. К настоящему времени появилось уже немало работ, которые вносят определен­ный вклад в создание общей теории поля, включающей описание явлений микромира, макромира и психофизи­ческих явлений. Эти работы связаны с именами Э. Шре-дингера, Б. И. Искакова, В. П. Казначеева, Е А. Спири­на и других.

На основе анализа квантово-механических взаимодей­ствий физических полей живых и неживых объектов со­здаются, в частности, варианты моделей, основанные на признании единой во Вселенной бесконечной во времени и пространстве многомерной причинно-следственной се­ти взаимосвязей, в которой все взаимодействует со всем с различной степенью интенсивности. Представляется, что эти взаимосвязи образуют некое бесконечное энерго­информационное поле, своеобразную сеть, каждая мно­гомерная точка которой связана со всеми остальными ее точками, воздействует на них и испытывает на себе их влияние. Из этого положения вытекает очень важное для нас следствие: каждая точка содержит в себе информа­цию о всех других точках пространства-времени и, в свою очередь, имеет «информационное представительство» во всех других точках пространства-времени.

Указанное положение имеет много общего с из­вестной в науке концепцией о ячеистой структуре ми­рового пространства. Согласно этой концепции, в общей сети взаимосвязей образуется множество отдельных сгу­стков сетевых первично-следственных зависимостей, ло­кализованных вокруг однородных групп наиболее свя­занных между собой процессов и цепочек событий. В результате складывается ячеистая структура миро­здания, в которой сгустки причинно-следственных связей перемежаются со своеобразными «пустотами». Счита­ется, что в зонах сгущения причинно-следственных связей создаются предпосылки для концентрации материи. В единой и цельной Вселенной устанавливается всеобщая взаимозависимость, взаимоподчиненность, обусловлен­ная достаточно жесткими (сильными) или же мягкими (слабыми) влияниями.

Впрочем, есть немало авторов, придерживающихся прямо противоположной точки зрения. Они утверждают, что все гипотезы, стремящиеся объяснять энергоинфор­мационные явления с помощью понятий, заимствован­ных из физики микромира, страдают общим принци­пиальным недостатком. Формулировки таких гипотез представляют собой, по их мнению, неправомерное рас­пространение действия физических законов на совершен­но иную область, в корне отличную от той, для которой они были доказаны. Сторонники этой точки зрения счи­тают, что без новых специальных исследований аргумен­ты в пользу данных гипотез остаются спекулятивными и ничего не объясняющими

Однако у этих авторов отрицание указанных гипотез не обеспечивается необходимой аргументацией, и чита­телю приходится недоумевать, почему, например, законы теплофизики и акустики с достаточной полнотой рас-, пространяются на биологические системы, а законы фи­зики микромира не имеют на это права? Да, действитель­но, существование в живых организмах системы потоков холодной плазмы и «дивертикулов» с различным ходом времени пока не доказано, но это совсем не значит, что соответствующие гипотезы не имеют права на сущест­вование и что искать такие явления не следует.

Теоретическое освоение проблемы биополя не обле­гчается наличием большого количества соответствующей литературы. Внимательное знакомство с нею позво­ляет заключить, что она содержит три вида материа­лов: обобщение результатов биоэнергетического лече­ния; теоретическая разработка вопросов так называе­мой мифологической медицины; сведения по вопросам магии и оккультизма чисто информативного харак­тера.

Нашими предшественниками был накоплен богатый и многообразный материал по систематизации и анализу энергоинформационных явлений. К их опыту мы не име­ем права относиться без должного уважения. Как заме­тил индийский философ Д. Чаттопадхьяя, «нельзя счи­тать, что в своих длительных поисках истины предки оставили нам одни лишь ошибки и заблуждения» 2.

В этом наследии нередко встречаются материалы фак­тического и методологического характера, которые не выдерживают тщательной экспериментальной проверки. В ряде "случаев те или иные положения, по-видимому, традиционно принимались на веру как «общепризнан­ные», не требующие доказательств. Вместе с тем, как это видно сегодня, многие заключения и выводы тре­бовали для своей формулировки не только тонких на­блюдений, но и смелого, нешаблонного мышления, глу­бокого интуитивного проникновения в суть энергоин­формационных явлений.

Среди множества литературных источников, прямо или косвенно затрагивающих исследуемые здесь вопро­сы, особое место занимают труды Рерихов. Несомненная компетентность в сфере паранормальных явлений, от­личавшая этих авторов, черпавших сведения из уст во­сточных подвижников и мудрецов, исключительно высо­кий уровень их общей культуры и образованности, нако­нец, их научная добросовестность и чисто человеческие качества — все это делает любые их указания на те или иные стороны энергоинформационной феноменологии чрезвычайно ценными и достойными не только присталь­ного внимания, но и серьезного научного исследования.

«Ограниченное отрицание не должно иметь места в кругозоре... ученых,— писал Николай Константинович Рерих, призывая к научному бесстрашию.— Лишь убогое мышление могло бы отрезать и загромождать поступа­тельные пути. Решительно все, что может облегчать эво­люцию, должно быть приветствовано и сердечно осоз­нано. Все, что может служить на пользу развития челове­ческого мышления,— все должно быть и выслушано, и принято. Безразлично, в какой одежде или в каком иероглифе принесется осколок знания. Благо знания во всех краях мира будет иметь почетное место. В нем нет ни старого, ни молодого, ни древнего, ни нового. В нем совершается великая, неограниченная эволюция. Каж­дый, затрудняющий ее, будет исчадием тьмы. Каждый, посильно содействующий ей, будет истинным воином, сотрудником света» \

Нет ни малейшего сомнения в том, что многочислен­ные труды Рерихов будут востребованы многими образованными людьми, в том числе медицинскими специалистами, которые соберут, наконец, на страницах своих книг драгоценные россыпи знаний об энергетичес­кой природе человека, о беспредельных возможностях его совершенствования.

Особое значение в этом отношении имеют тексты Агни-йоги, которые были записаны Еленой Ивановной Рерих, нареченной Матерью Лгни-йоги. В них имеется и непосредственное обращение к врачу: «Скажите врачу: можешь изучать феномены возгорания огней. Тем более это явлате важно, что при развитии центров 1 человече­ство будет ощущать непонятные ему симптомы, которые будут относиться невежественной наукой к самым несо­ответственным заболеваниям. Потому своевременно ска­зать о наблюдениях за огнями жизни. Советую не от­кладывать, ибо нужно пояснить миру явления реальности и общности бытия. Незаметно входят в жизнь новые сочетания понятий. Эти знаки, видимые для немногих, составляют основу жизни, проникая во все построения. Только слепой не заметит, как наполняется жизнь новы­ми понятиями. Поэтому следует позвать ученых для осве­щения очевидности. Врач, не упусти!»

Несмотря на то что наши врачи лишь недавно заня­лись исследованием медицины энергоинформационных отношений, результаты их работ оказываются подчас весьма впечатляющими. Новейшая электрофизиологи­ческая и компьютерная техника уже сегодня позволяет воочию наблюдать наличие тех энергетических («огнен­ных») процессов в организме, реальность которых была интуитивно установлена и опытно подтверждена еще ранними подвижниками йоговского учения.

В литературе по биоэнергетике имеется немало сведе­ний о так называемой мифологической медицине. Истоки ее легко проследить вплоть до периода раннего оккуль­тизма и первоначальных форм магии. Уже сам факт необычайной живучести такого рода методов и «знаний», сохранявшихся почти в первозданном виде в течение многих веков, знаменателен и достоин пристального вни­мания исследователей. История убедительно говорит о том, что народ предпочитает бережно хранить лишь высокозначимую информацию и жизненно полезные на­выки. «Все, что перестает удаваться, перестает и привле­кать»,— остроумно заметил Ф. Ларошфуко.

В роли хранителей знаний, относящихся к мифологи­ческой медицине, во все времена выступали простые люди, которые всегда первыми их использовали, так как магические средства были доступнее и проще. Посто­янная отстраненность этого периферического пласта зна­ний от центрального, формирующего ортодоксальную науку и культуру, послужила причиной их исторической консервации — сохранения в неизменном виде вплоть до наших дней.

Теория энергоинформационных связей приобретает особое значение по отношению к таким феноменам, как слово, субъективный образ, мысль.

Со времени первого издания знаменитой книги К. И. Платонова «Слово как физиологический и лечеб­ный фактор» прошло более шестидесяти лет. Книга эта выдержала три издания в нашей стране (1930, 1957, 1962) и переведена на многие иностранные языки. Сегодня сам Константин Иванович Платонов, серьезно интересовав­шийся вопросами парапсихологии, по-видимому, мог бы с полным основанием говорить не только о физиологи­ческом, но и о «магическом» аспекте слова. Это было бы связано с учетом того обстоятельства, что быстродейст­вие некоторых психоречевых реакций превышает ско­рость электрофизиологических и химических процессов, формирующих эти реакций.

Можно сказать, что энергоинформационная теория стремится возвратить слову то изначально всеобъемлю­щее значение, которое придавалось ему еще в древних цивилизациях. Так, например, в «Книге Египта», содер­жащей основы древнеегипетского храмового учения, в разделе «Незримое и посох видимости», говорится: «Если мы указывали тебе на связь всех излучений в мире, то слово, как высшее орудие, наиболее связывает всех и все своей силой; если бы люди знали Тайну этой связи, они обращались бы более бережно с этим даром. Познай: если слово отзвучало, то это не значит, что оно замерло и действие его прекратилось. Сильное слово еще продол­жает звучать в тонких сферах и влиять на них».

Представление о воздействии слов на состояние здо­ровья человека, жизнедеятельность животных и даже на предметы внешней среды берет начало именно в древне­египетских верованиях и продолжает проявляться во многих оккультных традициях современности. У тибетс­ких буддистов, к примеру, особые слова используются но многих мистических действах. Эти слова име­нуются «семенем» в том смысле, что они несут в себе не только понятие определенного предмета или явления, но и начало, зерно самого реального процесса. Так, слово «рам» — не просто мистическое наименование огня, но и зародыш (семя) физического огня. Поэтому считается, что постигший оккультное искусство маг посредством слова «рам» и субъективного образа, связанного с этим словом, может зажечь любой предмет или даже создать пламя без всякого горючего. Кстати сказать, очень боль­шое значение придается правильности произношения слова-семени, так' как именно дикцией создаются виб­рации, формирующие начало того или иного физического процесса. Аналогичное действие., формирующее матери­альные процессы, приписывается и некоторым другим мистическим словам.

Какими бы абсурдными ни казались эти утверждения, но современные положения релятивистской и квантовой физики позволяют приблизиться к правильному пони­манию рождения физических процессов посредством иде­альных явлений (слов). Основополагающим в данном случае является понятие вакуумного состояния, приме­няемое в квантовой физике для обозначения этого одного из самых уникальных явлений. Принято считать, что вакуумное состояние не есть абсолютная пустота в обыч­ном понимании этого слова. Наоборот, это — простра­нство с гигантскими потенциальными возможностями: имея нулевую энтропию, оно содержит частицы всех видов материи в их виртуальной (нефизической) форме., не связанные с пространством и временем. Какой же гигантской интуицией надо было обладать тому чело­веку, который осмеливался утверждать, что из пустоты может рождаться все, в том числе и с помощью ми­стических слов!

Не так уж давно, где-то в начале XX в., люди неска­занно удивлялись тому, что произнесенным словом мож­но вызвать у другого человека волдырь от «ожога» или «укуса комара», синяк от «ушиба» и другие трофические изменения кожи. Удивляться было чему: идеальное непо­средственно вызывало видимые материальные измене­ния. В упоминавшейся книге К. И. Платонова исследова­ниям подобного рода посвящена отдельная глава и они проанализированы с «непоколебимых» материалистичес­ких позиций.

Медицина энергоинформационных отношений долж­на уже с учетом теоретических знаний сегодняшнего дня продолжить исследование природы слова и его воздей­ствия на состояние здоровья человека. Именно эта меди­дина призвана ответить на вопрос о том, где проходит тот рубеж, с которого слова начинают свое психоби­офизическое действие. Ведь энергоинформационная кон­цепция признает, что действие слова может проявляться не только в момент его восприятия: если слово. и от­звучало, то это не значит, что оно замерло и действие его прекратилось. С точки зрения концепции биополя следует возвратиться к исследованию состояний, издревле назы­ваемых «порчей», «сглазом», «наговором», «прокляти­ем», и на бесспорном научном уровне установить меха­низм образования этих экзотических недугов.

Столь же важной в этом отношении является пробле­ма образа. Значение факта чувственного отражения объектов внешнего мира для человека настолько велико, что приходится лишь удивляться, почему до сих пор эта проблема так слабо разрабатывалась в психологии, ме­дицине и смежных с ними науках.

Уже в Новом завете образ входит в круг основных понятий, посредством которых объясняется субъективное отражение (восприятие и описание) внешнего мира. Об­разу как факту индивидуального сознания и как опреде­ленной физической реальности придается самое различ­ное значение. В языке того времени образ мог выражать понятие интегральной объективной реальности («образ мира сего».— 1 Кор. 7, 31), вмещать представление о не­коей сущности, способной воспринимать задаваемые «энергоинформационные программы» и в определенном виде их реализовать («И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтоб убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя».— Откр. 13, 15), наконец, он мыслился и в виде особого инструмента саморегуляции человека на пути самосовершенствования своей природы («Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в сла­ву, как от Господня Духа».— 2 Кор. 3, 18).

Разнообразной манипуляцией с образами — психи­ческой и реальной физической — характеризовались все магические и оккультные традиции. Достаточно сказать, что такое весьма широко распространенное явление в ма­гии, религии и народном целительстве, как фетишизм, целиком основано на веками сохраняющемся предста­влении об активном влиянии мысленного или овеще­ствленного образа на жизненные аспекты определенного человека.

Издавна признавалась решающая роль образов во всех видах творческой деятельности. Тем не менее лишь в конце 60-х годов нашего столетия на встречах психоло­гов началась открыто и, как выразился К. Прибрам, «без особого риска» обсуждаться проблема психической сущ­ности образа. Слабые же успехи теоретических работ, вскрывающих реальное значение образов в регуляции жизнедеятельности человека, объяснялись двумя момен­тами: небольшим количеством строгих эксперименталь­ных данных и трудностями понимания пространствен­ного кодирования образных представлений.

Создание голографической теории функционирования мозга и экспериментальное подтверждение ее правиль­ности устранили казавшиеся непреодолимыми трудности в понимании механизмов действия образа. Более того, с учетом утверждающейся в науке теории голографичес-кого принципа построения Вселенной все более очевид­ным становится факт известного изоморфизма, сущест­вующего между мозгом и другими системами и суперси­стемами внешнего мира. Именно в данном аспекте образ приобретает важнейшее двойственное качество: с одной стороны, он представляет собой своеобразную энергоин­формационную единицу сознания, а с другой, имея всеоб­щие связи, является силовым рычагом для осуществления преднамеренных действий, направленных либо внутрь субъекта, либо во внешний мир (буквально во Вселен­ную). Указанная двойственность образа, несомненно, имеет и двойственную природу его проявления: в форме «вещества» (психологического субстрата) и в форме «по­ля» (то, что вчерашняя псевдоматериалистическая фило­софия определяла как идеальное).

1 См.: Гостев А. А. Образная сфера человека. М., 1992; Гон-зен В. А., Гостев А. А. Систематика мысленных образов // Психологи­ческий журнал. 1989. Т. 10. № 2. С. 12.

В последнее время значимость проблемы образов в проявлении различных сторон психической деятельно­сти человека начинает получать должную оценку. В пси­хологической литературе она становится весьма актуаль­ной. И нам глубоко импонирует взгляд на образную сферу как на средство глубокого контакта субъекта с ре­альностями внешнего и внутреннего мира *. Считается, что этот контакт осуществляется, как правило, по обыч­ным каналам восприятия информации, но при определен­ных условиях активизируются так называемые внесенсор-ные способы связи. Важно здесь то, что все виды образ­

Ной деятельности и формы информационных контактов с окружающей действительностью имеют самое непо­средственное отношение к регуляции состояний человека и всех аспектов поддержания и восстановления его здоровья.

Проблематика образа настолько важна для всего ком­плекса биологических наук, что заслуживает самостоя­тельного исследования. Да и для лечебной медицины, кажется, наступила пора приступить к разработке новых пластов теоретических знаний, так как некоторые из ста­рых научных идей уже переходят в разряд тормозящих факторов.

По этому поводу уместно напомнить рассуждения известного исследователя психологии творчества Эдвар­да де Боне. Академическую науку, утверждает он, можно представить в виде системы глубоких и добротно об­работанных «творческих ям», из которых добывается определенный полезный продукт *. Наибольшее количе­ство научных усилий, считает он, бесспорно, направлено на логическое расширение и углубление раз выбранной и закрепившейся в сознании «ямы». «Признанные специ­алисты» не горят желанием высказать в той или иной форме недовольство существующей «ямой», ибо такое недовольство, с их точки зрения, есть удел большинства, еще не заслужившего право быть довольным. Специа­лист, таким образом, счастливо обитает на дне самой глубокой «ямы», и приглашать его к рытью новой оз­начало бы подвергать сомнению «непогрешимость» его сегодняшних знаний.

Продолжив упомянутое сравнение, можно сказать, что рытье «ямы» с целью раскрытия рудоносных пластов медицины энергоинформационных взаимоотношений бы­ло начато давно. Однако по разным причинам эта работа проводилась очень неравномерно, то существенно акти­визируясь, то приостанавливаясь на длительное время.

Трудная, во многом драматическая история развития биоэнергетики, несомненно, определяет и ее сегодняшнее непростое состояние.

Категории: