«Керосиновое чудо» «звездная» судьба керосина

Оказывается, о полезных свойствах грецкого ореха знали еще в Древнем Риме. «Звезда Юпитера» — так его именовали в те времена. Второе «рожде­ние » ореха произошло много позже, уже не в столь далекую от нас эпоху, как раз когда появился ке­росин. Обнаружилось, что это горючее вещество в несколько раз усиливает целебные свойства «звез­ды», так как обладает способностью глубоко про­никать в его ткани. Так и появилась настойка грец­кого ореха на керосине — снадобье от многих бо­лезней.

Экстракт зеленого грецкого ореха, настоянно­го на керосине, в первое время применяли только наружно и спасались им от суставных болей. С по­явлением дистиллированного (авиационного)керосина стали готовить экстракт, пригодный и для внутреннего применения. Одной из первых реко­мендаций, предписывающих использование этого экстракта, была следующая.

Принимать орехово-керосиновый экстракт по 15 капель на кусок сахар (или в сладкий чай). Показано для возбуждения лимфососудов и оздо­ровления крови. Параллельно для очищения и ук­репления организма нужно 3 раза в день за 20-30 минут до еды выпивать по 0,5 стакана свежих овощных соков (из моркови, свеклы, картофеля, капусты, черной редьки).

Для профилактики заболеваний и общего ук­репления организма лекарство принимают по 2—3 капли с кипяченой водой 2—3 раза в день (можно с пищей). Курс лечения продолжается 6 недель, по­сле чего необходимо сделать анализ крови.

Технология приготовления этого чудо-средства не требует больших усилий. Вы вполне можете сде­лать это самостоятельно, следуя следующей схеме.

Приготовление орехово-керосинового экстракта в домашних условиях

Зеленые грецкие орехи молочной спелости раз­резать на дольки, наполнить ими стеклянную бан­ку доверху (можно на 2/3 литровой емкости) и залить дистиллированным керосином. Некоторые предпочитают пропускать орехи через мясорубку. Далее следует поставить банку с содержимым в темное место на 21 день, плотно закрыв ее поли­этиленовой крышкой.

После настаивания жидкость процеживают че­рез четыре слоя марли, а остатки растительного сырья тщательно отжимают через марлю. Готовое средство сливают в емкость из темного стекла и также хранят в темном прохладном месте. Остат­ки сырья выбрасывать не нужно. Их складывают в стеклянную банку и хранят в темном прохладном месте. Эти «выжимки» незаменимы в качестве на­ружного средства: их используют во всех случаях, когда необходимо уменьшить отек и снять боль.

Срок хранения препарата — один год.

Как утверждают специалисты, эта настойка помогает при онкологических заболеваниях, лечит детский паралич, ликвидирует анемию, избавляет от простудных заболеваний, применяется при са­харном диабете.

Именно на основе смеси ореха и керосина в России было создано знаменитое лекарство, име­нуемое «Тодикампом».

Путь «тодикампа»

«Отцом» этого уникального средства, давшего ему жизнь и имя, является Михаил Петрович Тодика, доцент Молдавского государственного универси­тета... географического факультета. Да, да, ошиб­ки здесь никакой нет! Тодика действительно был по образованию географом, а по призванию и ин­тересам — медиком.

Андрей Георгиевич Маленков, профессор-био­лог, испытатель новых фармакологических средств, считает Тодику великим ученым. Между тем, Ми­хайл Петрович, собственно говоря, — простой зна­харь. Ученая степень кандидата наук у него есть, но к медицине она не имеет никакого отношения.

Этот целитель-провинциал на протяжении двад­цати лет, пренебрегая запретами органов здраво­охранения, лечил людей весьма странным препа­ратом собственного изобретения. Все эти годы То-дика считался в медицинских кругах, по меньшей мере, опасным чудаком. С каждым новым выле­ченным пациентом Михаил Петрович выставлял себя, безоружного, под перекрестный огонь дип­ломированных чиновников, безупречных знатоков и беспроигрышных ревнителей гиппократовой за­поведи. Как писали во многих журналах того вре­мени: «Тодика преступал закон, пускаясь исцелять без врачебного диплома на руках». И это было дей­ствительно так.

Страсти вокруг препарата Тодики кипели не­шуточные. То союзный Минздрав добивался через прокуратуру запрещения деятельности знахаря, то прокуратура в очередной раз накладывала вето на распространение препарата. И тогда вмешивалось управление делами ЦК компартии Молдавии: про­должай, мол, лечить, а то жалобам больных нет конца... И так — двадцать лет: переменная облач­ность с легкими прояснениями. Восходящие и нис­ходящие потоки начальственной воли не давали покоя бесстрашному экспериментатору. В то вре­мя как домашняя картотека Тодики пополнялась новыми историями чудом спасшихся, высокие вра­та белохалатного ведомства оставались столь же - неприступны. Оно и понятно: хоть весь мир исце­ли, хоть покончи навсегда с онкологическими не­дугами, а для Минздрава бездипломный лекарь всегда будет не более чем шарлатаном.

Михаил Петрович, как и суждено всем проро­кам, не дожил до торжества своей идеи. Но, буду­чи знаком с Андреем Георгиевичем Маленковым, всегда возлагал на него большие надежды. Про­фессор не обманул ожидания «знахаря». Работая в подмосковном НИИ Минмедпрома, он-таки до­бился предоставления институтской трибуны ки­шиневскому самоучке. Заключение авторитетной комиссии было положительным! Впервые за двад­цать лет.

За месяц до смерти Михаил Петрович держал в своих руках подписанное Маленковым подтверж­дение положительного эффекта от применения экстракта. Он с восторгом рассказывал всем жур­налистам, желающим лично взять интервью у ге­ниального Тодики, как открытие Маленкова «за­висимости между устойчивостью организма к об­разованию опухолей и силой сцепления клеток его тканей» совпадает с его собственной гипотезой, объясняющей чудодейственность препарата!

После смерти гонимого «дилетанта» руководи­тель организации ВНИИинформэлектро Михаил Дмитриевич Малей взялся за финансирование чудо-препарата. Мечта всей жизни Тодики стала реаль­ностью.

Говоря об этом препарате, даже как-то скучно в очередной раз доказывать, что все гениальное просто. А началось все с того, что 45-летнего Ми­хаила Петровича Тодику крепко прихватил ради­кулит. Изнуренный адской болью и беспомощно­стью медицины, Михаил Петрович даже подумы­вал о самоубийстве. Но старый солдат взял себя в руки и решил: если никто помочь не может, нужно искать выход самому. Логика размышлений не от­личалась замысловатостью.

Какой самый мощный источник фитонцидов? Пожалуй, грецкий орех (знатоку и любителю ис­тории, Михаилу Петровичу было хорошо известно о древнеримской «звезде Юпитера»). А какое сред­ство имеет свойство глубоко проникать в ткани ор­ганизма? Бензин, керосин. Взрывоопасный бензин Тодика сразу отмел, а на керосине остановился. Экстракт керосина с зеленым грецким орехом — это было изобретение, придуманное буквально на лету. Сделал, проверил, приложил компресс к по­яснице, и... боль отступила! Второй, третий, де­сятый... Боль не вернулась!

А попутно произошло еще одно чудо. Со времен начала войны, больше четверти века в ягодицах ос­тавались инфильтраты от бесчисленных уколов в военном госпитале. Они рассосались, хотя компрес­сы ставились на поясницу. Значит, экстракт побеж­дает опухоли? Кроме того, Тодика вдруг заметил, что куда-то подевались простуды. Прежде фаталь­но регулярные, как смена времен года (последствия 1942 года, когда замерзал до полусмерти в степи между Волгой и Доном), они ушли насовсем.

Эффективность индуктивного метода была на­лицо! Случаев излечения других людей было пре­достаточно — за радикулитом и простудой после­довали гастриты, простатиты, артриты, пиелонеф­риты, гипертония, склероз, тромбофлебиты, ише­мия, шизофрения, цирроз, отдельные виды беспло­дия, а также «черный демон» всех недугов — рак.

Список болезней — вполне достаточный, чтобы либо Академию медицинских наук перепрофили­ровать на керосин, либо отправить Тодику к пси­хотерапевту. Разумеется, осуществилось второе, ведь в природе всегда происходит то, что требует минимума энергозатрат.

Пока друзья и сослуживцы Тодики тихо избавля­лись от радикулитов и простатитов, медицинские ве­домства особо не волновались. Но первый же исце­лившийся от рака стал сигналом к атаке на знахаря.

В картотеке доморощенного медика стали скап­ливаться благодарственные письма от ранее обре­ченных и по существу воскресших. Михаил Петро­вич радовался и ни о чем больше не помышлял. Тем временем отзывы из Минздрава становились все резче. Как это так: давать людям керосин, да еще внутрь? Ведь это же канцероген!

— Но ведь человек жив, хотя должен был уме­реть! — спорил Тодика.

— Все равно нельзя: керосин вреден, — непре­клонно отвечали люди в белых халатах.

— Хорошо, — говорил лекарь-самоучка, — до­пустим. Но ведь и хлор вреден. А вот натрий-хлор уже нет, это — обычная поваренная соль. Так и керосиновый экстракт ореха совсем не то же са­мое, что керосин...

Но долгое время к аргументам Тодики мало кто прислушивался.

Так уж повелось, что двигателем науки явля­ются, скорее, не факты, а авторитеты. Осознав это, Михаил Петрович в полемике с Минздравом опе­рировал не столько картотекой, и уж тем более не гипотезой о восстановлении связей между нейро­нами, но больше автографами космонавта Попо­вича и певца Кобзона, благодарственными письма­ми академика Марчука и поэта Ошанина, ходатай­ствами из иногородних онкодиспансеров и призна­ниями излечившихся докторов.

Тодика действовал правильно. Он мог без уста­ли в министерских кабинетах ссылаться на пере­ставшего заикаться известного поэта (и на это спо­собен орех с керосином!), а когда оппоненты до­садливо отмахивались, доставал из портфеля сви­детельство московского нейрохирурга Комарова, который, прооперировав девочку из Тирасполя на предмет опухоли мозга, обнаружил лишь гнойные трубки, заполнившие полости бывших метастаз, — результат действия препарата Тодики.

Профессор Маленков, единомышленник и по­следователь молдавского знахаря, называет аван­тюризм целителя подвигом, но, сожалея о непри-знанности в широких кругах лекарства, признает, что по-другому и быть не могло. «Идея — одно, а керосин — другое, — трезво рассуждает Андрей Георгиевич. — Одобряя идею, нельзя принять ее конкретное воплощение. От гениального прозре­ния Михаила Петровича до стандартизованного апробированного препарата — огромный путь».

Опыты на обезьянах показали, что новый пре­парат не оказывает негативного влияния на здоро­вье и укрепляет иммунитет организма. А опыты на мышах, крысах, кроликах и морских свинках при­ятно удивили: «тодикамп» в шесть раз снизил слу­чаи гибели эмбрионов и врожденных уродств.

Идея Тодики сохранилась, но препарат, в ито­ге, был создан новый, стандартизированный, не токсичный и сохранивший все качества первона­чального варианта экстракта. Выявились и ранее неизвестные достоинства. «Тодикамп» (помня о заслугах лекаря, препарат назвали именно так) оказался самым лучшим ранозаживляющим сред­ством, он превзошел все известные медикаменты. Средство стабилизирует тканевые системы, то есть повышает устойчивость тканей к воздействиям, вызывающим опухоли. А это значит, что в бли­жайшей перспективе «тодикамп» — действенное профилактическое средство от страшной болезни. «Монополия Минздрава и Минмедпрома обычно диктует уход от сложных, неизвестных препаратов, которые могут составить конкуренцию всем ныне существующим, —• говорит профессор Маленков. — В нашем же случае не было главного — никакой предвзятости. Я уверен, что одна из причин неизле­чимости рака — уверенность людей в этом».

Итак, создано новое лекарство, обещающее из­бавление от многих хронических и трудно излечи­мых болезней. Но не только. «Тодикамп» замеча­телен еще и тем, что он позволяет надеяться на непрямой подход к онкологии. Он борется не с опухолью как таковой, а с причинами, ее вызываю­щими. Получена не панацея от рака, а основа того семейства препаратов, с помощью которых можно укреплять защитные силы организма больного.

Категории: