Особенности клиники и течения заболевания

Преморбидный период

Изучение анамнеза больных показало, что у женщин, страдающих геро­иновой наркоманией, имеется высокая наследственная отягощенность ал­коголизмом, наркоманиями и другими психическими расстройствами. Ал­коголизм матери встречался в 8,1 случаев, алкоголизм отца-у 43,2 больных, алкоголизм или наркомания у родных сестер и братьев - у 4,7 > и 16,3 > больных соответственно, алкоголизм среди других родственни­ков - в 47,1 > случаев. Эпилепсия, суициды среди родственников - у 7,5 <Х> всех пациенток. Обращает на себя внимание частота алкоголизма у родственников женского пола. В контрольной группе мужчин случаев ал­коголизма у матерей выявлено не было. В материале А. А. Козлова [1], ко­торый исследовал 1 ОО больных наркоманиями мужчин, также не было от­мечено ни одного случая алкоголизма у матерей больных. Перинатальная патология была выявлена у 41 ,2 больных; преобла­дала патология беременности у матери С Токсикоз I половины беременнос­ти - в 20 случаев). В поздний постнатальный период часто встреча­лись гипотрофия плода, гидроцефалия, гипервозбудимость, плаксивость и отставание в физическом развитии. Изучение сомато-неврологических особенностей преморбида показа­ло, что черепно-мозговые травмы наблюдались у 26,3 женщин, эну­рез - у 3,8 /<о.

В 2/3 случаев наблюдались детские инфекции, у каждой десятой ж е н щи н ы отмечались н ей р о циркуля торн а я дистония или воспа­лительные заболевания органов дыхания или хирургические операции. Средний возраст начала менструации составил 1 3 лет (от 10 до 1 7 лет).

У 1 1,3 > женщин отмечалась нерегулярность менструального цикла до нарко­тизации. У 43,8 - было выявлено наличие предменструального синдрома в виде повышенной раздражительности, общей слабости, плаксивости, коле­баний настроения, появляющихся за 2— 1 О дней до менструации. Анализ условий воспитания показал, что в неполных семьях воспиты­валось лишь около 1/3 обследованных женщин.

Однако даж:е в полных семьях почти в половине случаев ж:енщины воспитывались в условиях гипопротекции. В 15 > случаев отмечалось противоречивое, разнонап­равленное воспитание (конкурирующие, несовместимые воспитательные подходы со стороны родителей, других родственников).

Более чем у поло­вины пациенток в семье происходили частые конфликты, а 3,8 всех больных подвергались физическому насилию со стороны родителей; не­которые из них также сообщали о случаях сексуальных домогательств со стороны родственников. Среди преморбидных особенностей личности у больных преобладали и стероидные черты (эгоистичность, жажда внимания, сочувствия, лжи­вость, склонность к рисовке, позерству). Обращал на себя внимание пси­хический инфантилизм (наивность, беззаботность, прямодушие, каприз­ность), который был выражен в значительно большей степени и встречался достоверно чаще, чем у муж:чин, контрольной группы.

Черты неустойчи­вости (безволие, податливость, подчинение внешним обстоятельствам и влиянию окружения) были обнаружены у 45 больных. Однако кон - формность у женщин выявлялась несколько реже.

У 1/3 больных отме­чалась акцентуация характера. Психопатию можно было диагностировать в 10 случаев.

В подростковом возрасте у больных наблюдались нарушения поведе­ния. Более чем в половине случаев, встречались реакции эмансипации и протеста, которые проявлялись в стремлении избавиться от опеки роди­телей, учителей, в требовании свободы, независимости, в отрицании зап­ретов.

Демонстративные побеги из дома отмечались более чем в 1 / 3 слу­чаев. Повышенная возбудимость, по сравнению с мужчинами, встречалась в 2 раза реже. Склонность к риску у женщин отмечалась в 1 /4 случаев - в 2 раза реже, чем у мужчин.

Делинквентное поведение было выявлено всего у 1 1 ,3 > женщин, такж:е реже, чем у муж:чин. Антисоциальные по­ступки в подростковом возрасте совершали 13,8 > ж:енщин и 56,1 > муж:-чин.

Судимости (грабежи, квартирные кражи) до наркотизации имели 5,6 Х> ж:енщин и 24,4 > муж:чин. В половине случаев у женщин в п ре мор биде наблюдались колебания настроения (в 2,5 раза чаще по сравнению с мужчинами), с одинаковой частотой-аутохтонные и реактивно-спровоцированные.

Суицидальные тенденции до начала употребления наркотиков были выявлены у 1 / 3 жен­щин, причем в 10 случаев имели место парасуицидальные отравления медикаментами и в 3,8 > - истинные суицидальные попытки. Аддиктивное поведение в подростковом возрасте выявлено у полови­ны пациенток. У 1 /3 из них были признаки зависимости от каннабинои-дов, первитина, кокаина.

Большинство пациенток имело среднее образование, 10 > - не окон­чили среднюю школу, 3,8 <> - имели высшее образование. В 41 случа­ев до наркотизации женщины работали, в основном - в сфере бытового обслуживания, коммерции С 1 8,8 > ). В криминальных структурах состо­яли 8,8 Х> женщин (в 1,5 раза реже, чем мужчины).

В ол ичие от данных литературы, указывающих на высокий процент (от 15 до 50) вовлечения героиновых наркоманок в проституцию [6, 8, 11, 12, 13], сре­ди обследованных нами ж:енщин проституцией занимались лишь 2,5 СК>. В преморбидном периоде у женщин преобладали интересы и увлече­ния, связанные с развлечениями (радио, телевидение, дворовые компа­нии, дискотеки).

Около 1/3 - принимали пассивное участие в антисоци­альных компаниях (не все они с о верила л и антисоциальные поступки). Разнообразие интересов было выявлено л и иль у каждой десятой пациент­ки, большинство обнаруживали скудость и переменчивость интересов. Интерес к учебе проявляли только 17,5 > обследованных.

Обращает на себя внимание ранний возраст начала половой жизни: от 1 2 до 19 лет, в среднем - 15 с половиной лет. Большинство пациенток (бО ) начинали половую жизнь в возрасте 1 5— 1 6 лет, а в 1 7,6 > случа­ев - в 12- 1 4 лет. Беспорядочную половую жизнь до начала употребле­ния наркотиков вели 20 женщин.

Гиперсексуальность (высокий уро­вень либидо, активное стремление к половым контактам) до наркотизации отмечалась почти в 1 /3 случаев. 8,8 обследованных женщин до наркотизации подвергались изнаси­лованию.

41 5 пациенток состояли в браке, еще 13,8 - в гражданском бра­ке. Каждый пятый брак у женщин был повторным.

23,8 - имели де­тей, среди которых преобладали рожденные до наркотизации (78,9 >); рожденных во время наркотизации было 1 0,5 , в ремиссии - столько же. Большинство пациенток, имеющих детей (84,2 >), проявляли полное безразличие к их воспитанию, доверив своих детей родственникам. Более 1/3 всех детей воспитывались отдельно от матерей.

При формальном от­ношении к детям больные старались использовать свое материнство для манипуляции родственниками, врачами с целью быстрее покинуть стаци­онар - сообщали о в ы м ы ил л е н н ы х болезнях детей, их безнадзорности, всячески подчеркивали свое желание находиться рядом с ребенком и т. Д.

Почти все обследованные женщины курили, хотя женщины начинали курить в среднем на 1 год позже (15с половиной лет) и выкуривали мень-ше сигарет, чем мужчины. Первая проба алкоголя имела место у женщин в среднем в 1 5 лет. Лишь 2,5 жен иди н до начала наркотизации совершенно не употребляли алко­гольные напитки.

Систематическая алкоголизация встречалась в 16,3 случаев. Хронический алкоголизм был выявлен в 3,8 случаев. После начала употребления героина почти 1/3 всех женщин перестали упот­реблять» и алкоголь» (в 2 раза больше, чем среди мужчин); женщины значи­тельно чаще, чем м у ж чины, в ы р а ж а л и негативное отношение к употреблению алкоголя.

Похожие записи:

Категории: