Традиционно к телесно-ориентированной психотерапии принято относить биоэнергетический метод

Традиционно к Телесно-ориентированной психотерапии Принято относить биоэнергетический метод, принципы которого разработа­ны Вильгельмом Райхом и продолжены его последователем Алек­сандром Лоуэном, метод Фельденкрайса, метод Александера, струк­турную интеграцию (или рольфинг) и первичную психотерапию. К этому же направлению можно отнести систему двигательной тера­пии, разработанную Колер (Kohler Ch., 1968), хореотерапию как одну из форм терапии физической активности (Славсон, Шиффер) и не­которые другие.

Теоретической основой биоэнергетического метода является пси­хоанализ. Райх выдвинул идею о том, что путем оказания прямого влияния на тело можно противодействовать защитным механизмам, дестабилизирующим функционирование психики. Он считал, что защитные формы поведения часто выражаются в напряжении опре­деленных мышц («телесная броня») и в стесненном дыхании. Для освобождения естественной жизненной энергии необходимо распу­стить «броню» в каждом отдельном участке, начиная с глаз и кончая тазом. Райх называл жизненную энергию «органом» и сводил ее к сексуальной энергии. Основные приемы терапии, которые он пред­лагает использовать — прямое физическое воздействие (массаж, дав­ление, защипывание мышц), дыхательные упражнения, анализ при­чин мышечных «зажимов» совместно с клиентом.

Александр Лоуэн объединил телесную терапию и вербальные те­рапевтические воздействия, рассматривая биоэнергетику как «путь познания своей личности через язык тела и его энергетические про­цессы», а также отказался от принятия «сексоцентрических» пози­ций своего учителя. Принципиальным вкладом Лоуэна в теорию те­лесно-ориентированной терапии считается введение такого понятия как «заземление». Он заметил, что многим клиентам не хватает ощу­щения почвы под ногами, контакта с реальностью (как психологи­ческого, так и физического). Для установления контакта с опорой рекомендуются специальные упражнения, с помощью которых па­циенты могут регулировать энергетические потоки и «заземляться».

В отличие от Райха, который дыхательными упражнениями до­бивался максимального расслабления клиента, манипулируя с его телом, Лоуэн вводит дыхательную гимнастику в специальных напря­женных позах. Широко известным примером двигательных упраж­нений в биоэнергетическом подходе является так называемое «взбры­кивание». Лежа на спине, пациент сучит («взбрыкивает») ногами, колотит руками по полу и вертит головой, имитируя детскую исте­рику. При этом он выкрикивает фразы «Не хочу! Не буду!». Счита­ется, что таким образом можно получить доступ к заблокированной злости и гневу. Лоуэн сводит к минимуму физический контакт тера­певта с клиентом, предпочитая добиваться высвобождения эмоций при помощи напряженных поз, подвижных упражнений и вербаль­ных приемов, но одновременно при групповой терапии использует прямые физические контакты между членами группы.

Моше Фельденкрайс (1982) не касается связи эмоций и физичес­кого напряжения. Он предлагает рационально использовать ресур­сы организма за счет уменьшения чрезмерных усилий, затрачивае­мых на совершение двигательных актов. Фельденкрайс считает, что через осознание «неправильных» привычек движения можно сделать плавными и координированными и освободить мышцы от чрезмер­ной нагрузки. Его система построена на соотнесении принимаемых человеком поз с действующей на него силой тяжести. При «непра­вильных» позах мышцы берут на себя часть нагрузки, которая долж­на приходиться на скелет. Поскольку сам Фельденкрайс был чемпи­оном Израиля по дзюдо, многие упражнения его коррекционной методики заимствованы из этого вида борьбы. Большое внимание он уделяет зрительному контролю за движениями, что позволяет делать их более координированными.

Ф. Матиас Александер говорит о том, что человек — это единое целое, поэтому один дефектный компонент может повлиять на все остальные. Разработанная им методика направлена на формирова­ние правильных отношений между элементами опорно-двигательной системы. По его мнению, движения тела должны начинаться с верх­них отделов позвоночника, причем тело должно следовать за голо­вой, а не наоборот. Обычно терапия начинается с легкого надавлива­ния на затылок пациента с целью расслабления мышц задней поверхности шеи. При этом голова слегка наклоняется вперед и од­новременно приподнимается, что создает новое соотношение между весом головы и мышечным напряжением и дает возможность спине удлиниться и расправиться. В дальнейшем такие движения совер­шаются при сидении, вставании, ходьбе и т. д. Параллельно с изме­нением физических привычек, Александер предлагает проводить кор­рекцию психических установок. Для этого перед клиентом ставится задача предварительного обдумывания команды терапевта, нахож­дение наилучшего способа ее выполнения и только после этого — со­вершение действия.

В структурной интеграции (Ида Рольф, 1920) применяются пря­мые манипуляции с телом и комплекс упражнений, направленных на растяжение фасций и придание телу гармоничной позы. В отли­чие от последователей биоэнергетики, Ида Рольф видит причины мышечного напряжения не в психических, а в физических перегруз­ках, которые приводят к нарушению нормального функционирова­ния. Терапевтическая процедура состоит из десяти сеансов, в ходе которых используется массаж тела кончиками и костяшками паль­цев, а также локтями. Процедура «рольфинга» является очень болез­ненной. Вызванное массажем расслабление определенных участков тела часто сопровождается эмоциональной разрядкой.

Первичная терапия, разработанная Артуром Яновом, нацелена на то, чтобы при помоши определенных движений высвободить прими­тивные чувства, заблокированные в раннем детстве. В отличие от тех форм телесной терапии, которые направлены на осознание самых глубоких внутренних ощущений и потребностей, первичная терапия ограничивается переживаниями лишь наиболее эмоционально нагру­женных ранних воспоминаний. Янов разработал комплекс приемов, подталкивающих клиента к воспроизведению в памяти подобных эпизодов. В течение трех недель пациенты фактически лишаются контактов с внешним миром (исключая терапевта) и привычных форм снятия напряжения (им запрещается курить, читать книги, смотреть телевизор и т. д.). Все это время терапевт подталкивает кли­ента к воспоминаниям о детских переживаниях. Как только появля­ются признаки волнения или тревоги, человек должен стараться удер­живать и усиливать эти ощущения при помощи специальных дыхательных упражнений. Фактически он сам себя доводит до исте­рики, выплескивая злость на того, кто послужил источником детской травмы, причем это выражается не только в словах и криках, но и в те­лодвижениях. Роль терапевта при этом сводится к подстегиванию эмо­циональных переживаний клиента и контроля над тем, чтобы он не на­нес себе физического ущерба По Брауну (1973) сущность первичной терапии заключается в том, чтобы посредством вербальной конфронта­ции и дыхательных упражнений соединить ассоциативные цепи, уво­дящие в далекое прошлое, с энергетическими потоками в настоящем.

Двигательная терапия осуществляет воздействие на развитие не­вербальной коммуникации, нормализацию ритмического протекания движений и т. д. через гармонизацию двигательной сферы. Двигатель­ная терапия, по Колер, включает в себя ритмическую, общую (с ком­муникативным аспектом) и танцевальную составляющие. В ритми­ческой части используются элементы массажа и классической гимнастики, способствующие расслаблению пациента и подготовке его к дальнейшей работе (разминка). В общей, направленной на вос­становление коммуникации, части рассматриваются такие вопросы, как выражение эмоций вербальными и невербальными («язык тела») способами, дается опыт совместного двигательного поведения через использование партнерских упражнений. Танцевальная часть осно­вана на сочетании движения и музыки и может рассматриваться как один из видов хореотерапии.

Хореотерапия — использование танца, пластики и ритмики в ле­чебных целях — выделяется как одно из направлений арт-терапии или терапии физической активностью. В хореотерапии используют­ся такие формы упражнений как индивидуальная, дуэт, трио и квар­тет, групповая, межгрупповая, социальная (массовые танцевальные ритуалы). Большинство хореотерапевтов считает, что музыкальное сопровождение должно подбираться таким образом, чтобы свести к минимуму его индивидуально-культуральную значимость для паци­ента. Предпочтительно использовать физиологически-ориентиро­ванные ритмы, способствующие формированию трансовых состоя­ний сознания.

Все перечисленные выше направления телесно-ориентированной психотерапии хотя и исходят из различных теоретических предпо­сылок, несомненно, базируются на признании связи между телом, мозгом и психическими процессами.

К современным техникам телесно-ориентированной психотера­пии Г. Н. Носачев (1998) относит целый ряд разнородных методов и приемов: от йоги, танцев дервишей до техник «Свободного дыха­ния». Последние объединяют методики работы со связным осознан­ным дыханием, такие как ребефинг, холотропное дыхание, вайвэй-ши и др., достигающие интеграции личности через доступ к ресурсам его сознания и освобождение психики от груза накопленных стрес­сов (Носачев Г. Н., 1998). Следует сказать, что традиционные тех­ники телесно-ориентированной психотерапии, требующие стойкой концентрации на ощущениях собственного тела, активного управ­ления различными мышечными группами, а также использующие гипервентиляцию (что может вызвать нежелательную реакцию дет­ского мозга, вплоть до судорог), мало пригодны для использования их у детей и подростков.

Существуют современные авторские методики дыхательных уп­ражнений, массажа и самомассажа, синтезирующие традиционные техники восточной медицины и последние достижения европейской науки (Хван Ю., 2001,2001), которые требуют своей адаптации к дет-ско-подростковому организму.

Нейропсихологическая коррекция Направлена на компенсацию первично-дизонтогенетической недостаточности межполушарных, корково-подкорковых, лобных и теменно-височно-затылочных вза­имодействий, обусловливающих алекситимию, слабость антиципа-ционных и прогнозирующих способностей, сенсомоторную незре­лость, затруднения в пространственно-временной ориентации, дефицит психического тонуса, нестойкость биологических ритмов организма и проч., являющихся либо непосредственными звенья­ми патогенеза того или иного психосоматического расстройства, либо факторами, предрасполагающими к психологическому дис­комфорту и психогенному ответу на житейские (в частности, школь­ные) нагрузки (Семенович А. В., 1998).

Как известно, А. Р. Лурия (1978) выделил три основных функ­циональных блока (три основных аппарата) мозга (тонизирую­щий, информационный и прогнозирующий), участие которых не­обходимо для реализации любого психического процесса. Тонизирующий блок Обеспечивается ретикулярной формацией, активирующая роль которой определяется тремя источниками. Первый источник представляет наиболее элементарная («виталь­ная») форма активации со стороны ретикулярной формации про­долговатого и среднего мозга, тесно связанной с гипоталамусом, влияет на обменные процессы организма, обеспечивая сохранение гомеостаза в самых базальных формах, имеющих отношение к ды­хательным, пищеварительным процессам, к сахарному и белково­му обмену, к внутренней секреции и т. д. Более сложные формы этого вида активации связаны с обменными процессами, с орга­низованными в определенные врожденные системы механизмами инстинктивного поведения (пищевого, полового и проч.), обеспе­чивающего удовлетворение соответствующих потребностей и вос­становление равновесия «внутреннего хозяйства организма». Эта избирательная и специфическая активация обеспечивается более высоко расположенными ядрами мезэнцефальной, диэнцефальной и лимбической ретикулярной формации. В этих образованиях моз­гового ствола и древней коры имеются высокоспецифические ядра ретикулярной формации, раздражение которых приводит либо к активации, либо к блокированию различных форм сложного ин­стинктивного поведения. Указанные («врожденно-эндогенные») источники активации непосредственно обеспечивают сомато-ве-гетативно-инстинктивный уровень нервно-психического реагиро­вания и их первичная либо вторичная недостаточность напрямую обусловливает возникновение соматизированных расстройств, пато­логических привычных действий, анорексии-булимии, психосексу­альных девиаций, первично-агрессивного поведения.

Категории: