Интегративная позитивная суггестия и аутосуггестия

Метод включает в себя гипнотическое или аутогипнотическое воздействие, позитивное самопрограммирование, использование плацебо-препаратов (никотиновой кислоты и её аналогов) и плаце­бо-псевдоакупрессуру (аналогично таковой при альтернирующей суггестии). Всё это преподносится пациенту как воздействия, «акти­вирующие запоминание лечебной информации и стимулирующие ресурсы организма».

Далее, с учётом всех особенностей личности больного, его исто­рии и задач лечения составляют интегративный позитивный комп­лекс для ауто - и гетеросуггестивного воздействия, который может представлять собою следующие варианты: а) анксиозный (устраша­ющий, запугивающий мнимыми или реальными последствиями за­болевания); б) запретительный (запрещающий патологическое по­ведение); в) аверсионный (формирующий отвращение, вплоть до возникновения рвотных реакций по отношению к патологическим стереотипам поведения); г) симпатический (притягательный,'стиму­лирующий мотивацию к овладению позитивными моделями пове­дения и отражающий основную цель лечения — создание гармонич­ной, адаптированной личности); д) комплексный, включающий в себя различные сочетания этих вариантов. Особенности этих вариантов обсуждают совместно с больным.

Содержание выбранного комплекса представляют также в виде 5 компонентов: базисного, ситуационного, логического, сенсорно-символического и телесно-фиксированного.

Базисный компонент программирует генеральную, основопола­гающую линию позитивного поведения в будущем — «философию жизни».

Ситуационный компонент определяет желательное поведение пациента в конкретной психотравмируюшей или провоцирующей ситуации. Он включает в себя опережающее, проводимое заранее и синхронное, осуществляемое параллельно развитию ситуации вну­шение И Самовнушение. Для ситуационной суггестии и аутосуггес­тии важным является выделение триггеров — внешних (определён­ных обстоятельств, объектов, зон, событий, людей или их поступков, мимики, пантомимики, специфических особенностей их речи — слов, интонаций и т. п.) или внутренних (определённых эмоционально-психологических или соматофизиологических состояний). При ожи­даемом, прогнозируемом или состоявшемся контакте с этими отри­цательными стимулами проводят соответствующее самовоздействие.

Логический компонент отражает логическое обоснование пози­тивной модели поведения и возможностей личности для ее реализа­ции и нежелательности, нецелесообразности или опасности негатив­ного поведения.

Сенсорно-символический компонент объединяет в себе зрительные, слуховые, обонятельные И Другие образы и ощущения, а также мета­форы и символы, характеризующие позитивную модель поведения или подавление, нейтрализацию негативной модели поведения, процесс выздоровления, избавления от симптомов болезни, освобождения от влияния негативных факторов. При этом используются как психоте­рапевтически значимые воспоминания, так И Впервые создаваемые сенсорно-символические конструкции соответственно типам суггес­тии. Изучаются возможности двух вариантов психотерапевтической визуализации: ассоциированного И Диссоциированного. Оценивают­ся психологические эффекты изменения параметров зрительных об­разов (размеров, яркости, удалённости, цветонасыщенности И Др.). Анализируются влияния манипуляций в пределах других сенсорных систем. В зависимости от результата выбирают ту или иную, адапти­рованную к психологическим возможностям больного модель сенсор­но-символической суггестии и аутосуггестии.

Телесно-фиксированный компонент представляет собой телесные (мимические, пантомимические и дыхательно-ритмические) эквива­ленты эмоциональных состояний, которые подключаются в качестве «когенераторов» программируемого при аутосуггестии поведения. Используются как пантомимические проявления позитивных эмо­ций и состояний (уверенности, смелости, радости, релаксации И Др.), так и при необходимости телесные отражения отрицательных эмо­циональных реакций (например, пантомимика отвращения при авер-сии). Интенсивность пантомимического подкрепления регулирует­ся в соответствии с необходимостью от максимального, гротескного до минимального.

Составляется два варианта лечебно-суггестивной формулы: 1 — полный, включающий в себя максимальный набор суггестивных фраз (10-20 и более), образов, символов и телесно-фиксированных экви­валентов; 2 — краткий, компактный, состоящий из минимального объёма лингвистического, образно-символического и пантомимичес­кого материала (одного или нескольких ключевых слов, фразы, де­виза, одного или двух образов, мимических выражений и жестов). Оба варианта формул используют как при гетеро-, так и при ауто-суггестивном воздействии. Важно, чтобы все составляющие суггес­тивного комплекса имели субъективную значимость и значительную конкурентоспособность по отношению к устраняемым патологичес­ким поведенческим стереотипам и представлениям — это обеспечи­вается предварительными этапами работы с больным.

Пациенту объясняют, что фразы для аутосуггестии, согласно тра­диционным требованиям должны быть без частицы «не», утверди­тельного характера. Апробируют два стиля вербального самовну­шения: директивный (в императивной, командной манере) и недирективный (как бы со стороны, рефреном, малозаметно для со­знания).

Суггестивное лечебное воздействие проводится с погружением пациента в состояние гипноза (по любой из принятых в психотера­пии схем) до индивидуально доступной глубины. Во время гипно-суггестии многократно повторяют составленную ранее формулу вну­шения — как её полный, так и краткий варианты. Параллельно используют приёмы условно-рефлекторного подкрепления — осуще­ствляют механическое раздражение сенситивных точек.

Ближе к концу сеанса под видом аминокислоты, усиливающей запоминание лечебной информации, пациенту перорально дают никотиновую кислоту — от I до 4 табл. по 0,05 г с 200 мл воды. При этом больного частично пробуждают, а затем вновь погружа­ют в лечебный транс или внушают, что он сможет принять лекар­ство, находясь в гипнотическом состоянии. По мере нарастания фармакологического (сосудорасширяющего) действия препарата, сопровождающегося покраснением кожных покровов, ощущени­ем жжения, зуда, жара, активизируют суггестивное воздействие и опосредуют действие препарата, внушая его «мощный, усиливаю­щий фиксацию информации», эффект. Одновременно продолжа­ют стимуляцию сенситивных точек.

Аналогично альтернирующей суггестии, интенсивность экспрес­сии внушений и акупрессурных воздействий, дозы никотиновой кис­лоты подбирают с учётом личностно-возрастных особенностей па­циента. Здесь также важно, чтобы он не догадывался об истинной сущности «акупрессуры» и «лекарства для усиления памяти».

Всего проводят от 2 до 20 подобных сеансов. Параллельно боль­ных обучают самогипнозу по любой из общепринятых схем.

В период времени между сеансами и после их завершения реко­мендуется самостоятельно осуществлять аутосуггестию в состоянии бодрствования и аутогипнотического транса с использованием ин-тегративного комплекса. Обработку сенситивных точек и прием ни­котиновой кислоты (выдаваемой врачом во флаконах или пакетиках с маскирующими надписями) часть больных способна производить в состоянии самогипноз А. Количество акупрессурных воздействий в течение дня не ограничено, прием же никотиновой кислоты прово­дят 1-3 раза в день. Одновременно с этим осуществляют самовнуше­ние. Аутосуггестия без акупрессуры и никотиновой кислоты может применяться неограниченное количество раз в сутки, в том числе утром и перед сном с использованием фазовых просоночных состоя­ний.

Как альтернатива или дополнение к никотиновой кислоте может быть назначен ксантинола никотинат (V3-V2-I табл. по 0,15 г) для рассасывания в ротовой полости — препарат является горьким на вкус и оказывает отвлекающее или подкрепляющее действие для ус­тановок запрета, устрашения и аверсии.

Метод психомоделирующего гротеска

Метод психомоделирующего гротеска представляет собой свое­образную психотерапевтическую акцию, тематически связанную с проблемой пациента и решающую её через создание комических, нео­жиданных для пациента ситуаций, которые вызывают взрыв радос­ти, удивления и в итоге — открытие факта исчезновения проявле­ний болезни. Сценарий и психотехнологические компоненты таких акций подбираются индивидуально и реализуются как под непосред­ственным руководством психотерапевта, так и в виде домашних за­даний. При этом происходит разрушение привычного стереотипа в проявлениях болезни, дезактуализация и нейтрализация патологи­ческих переживаний. Например, пациент может быть обучен «пра­вильно болеть» — проявлять симптомы лишь в определённых мес­тах, в определённое время, с определённой интенсивностью (в том числе с большей, чем ранее), или при выполнении определённых уп­ражнений. При психогенно обусловленной гипертермии для того, чтобы «адаптироваться к такой серьёзной болезни» назначалась ни­котиновая кислота, вызывавшая ощущения, аналогичные подъёму температуры. «Термоневроз» проходил после 3-4-х подобных «тре­нировок температурных центров». При астеногипотонических состо­яниях, сопровождавшихся навязчивым страхом обмороков, прово­дились «тренировки» по обучению технике правильного падения при обмороке. Коллапс при этом преподносился позитивно: «Слава богу, что существуют обмороки — это защитная реакция организма, необ­ходимая для предотвращения ишемии мозга и инсульта». Одним из вариантов психомоделирующего гротеска является визуализация, при которой психотравмирующие объекты, людей, процесс взаимо­действия с ними или себя представляют в комичном виде. Это мо­жет быть дополнено воспроизведением какого-либо звукового фона, например, весёлой музыкой.

Метод кумуляции радости (накопление эйфории)

Метод кумуляции радости (накопления эйфории) направлен на увеличение «суточной дозы» положительных эмоций при состояни­ях эмоционального дефицита. Его первый компонент — вчувствова-ние, самоанализ собственных психосенсорных ощущений соответ­ственно всем системам восприятия. При этом регистрируют максимальный объём характеристик внешней и внутренней среды (состояния природы, интерьера, вида окружающих людей, удобства позы, ощущения от одежды, вкуса пищи, удовольствия от водных про­цедур и т. д.). Здесь осознают позитивное, приятное. Важным момен­том является своевременная, многократная интерпретация в выгод­ном для сохранения и усиления положительного эмоционального состояния свете любых недостаточно приятных внутренних и вне­шних явлений или воздействий (см. Тренинг пластичности). Эффек­тивно сопровождение вчувствования и интерпретации мимикой и пантомимикой, характерной для положительных эмоций, а также введение дополнений из ресурсов приятных воспоминаний. Концен­трация на положительных ощущениях и эмоциях должна сопровож­даться постепенно тренируемым их удержанием, регулируемой про­лонгацией. Помимо этого пациент составляет иерархическую «шкалу удовольствий», доступных ему, и пользуется ими в соответствии С Возникающей необходимостью, а также учится получать удоволь­ствие, переходя от негативного к позитивному — например, от мы­шечного напряжения к релаксации.

Метод контрастных переживаний

Цель метода контрастных переживаний — обесценивание патоло­гических переживаний пациента через параллельное контрастное переживание, сравнение с дополнительными альтернативными, от­влекающими, позитивными (1-й вариант) или негативными (2-й ва­риант) ощущениями и эмоциями. При переживании позитивного контраста пациент противопоставляет отрицательным эмоциям про­извольно вызываемое состояние, несовместимое с ними, используя, например, кумуляцию радости, релаксацию, дыхательные техники или разного рода оптимистические сравнения, позитивную интер­претацию (см. Тренинг пластичности). При варианте переживаний негативного контраста на когнитивном уровне могут быть использо­ваны сравнения с теми, кому меньше повезло в отношении здоровья или особенностей существования, с воображаемым диалогом об об­мене с ними болезнями или судьбой.

Для «эксплуатации» уровня телесных ощущений и соматопсихи-ческого взаимодействия пациенту назначаются вещества и процеду­ры, создающие неприятные ощущения, в том числе более неприят­ные, чем сама болезнь. Ими могут быть уже упоминавшиеся (см. интегративную суггестию) никотиновая кислота, ксантинола нико-тинат (для рассасывания во рту) в индивидуальных дозировках, ас­корбиновая кислота, долька лимона или раствор нашатырного спир­та для обоняния и растирания области висков. В других случаях даётся инструкция проводить точечный массаж. При этом выбира­ются точки болевой чувствительности (см. альтернирующую суггес­тию). Могут быть также назначены обременительные задания и про­цедуры, утомительные асаны из системы йогов. Эти средства, мани­пуляции и задания используются при «удержании» симптомов боль­ным после поведенческих неудач, при низком темпе выздоровления. Пациенту, в зависимости от возраста, они преподносятся как «един­ственное, что существует для лечения» этой болезни, либо как «са­мые лучшие в мире, хоть и немного неприятные, лекарства, витами­ны и упражнения, которые позволят справиться с болезнью», либо как «фармакологические, акупрессурные или психологические сред­ства, Ст11мул1грующие Системы биологической защиты и саморегу­ляции, спасающие нервную систему от разрушительного воздействия стрессов». Основное же их предназначение — подсознательно при­нудить больного отказаться от фиксации симптомов, чтобы избежать этих «медицинских назначений».

Позитивное символическое опосредование

Цель метода — повышение объёма позитивных мыслей И Эмоций, их расширение, распространение на возможно более широкий класс явлений и опосредованное самовнушение избавления от нездоровых реакций. Для этого когнитивно подготовленный пациент многократ­но в течение дня комментирует в алгоритме позитивной интерпрета­ции и метафор всё, что поддаётся комментариям. Например, при опос­редовании дыхания он говорит себе: «С каждым выдохом удаляю из себя всё отрицательное, с каждым вдохом увачичиваю свою силу И Уверенность!», при дожде: «Очистительный дождь! Я часть приро­ды. Очищается природа — очищаюсь я.'». При снятии одежды: «Сни­маю с себя все проблемы И Усталость!» И Т. П.

Последовательный систематический самоконтроль

Основой последовательного систематического самоконтроля яв­ляется описанная выше функционально-динамическая, психофизи­ологическая модель организации поведенческого акта (см. Когнитив­но-ценностную гармонизацию). Отработка навыка самоконтроля начинается с усвоения триггера оптимального поведения — слова, Фразы визуализируемого образа, жеста и т. п., который пациент про­извольно «включает» в нужный момент. Далее занимающийся пос­ледовательно спрашивает и инструктирует себя: 1. «Что сейчас со мной происходит?»; 2. «Чего я действительно хочу сейчас?»; 3. «Что я раньше делал, чтобы достичь того, что действительно хочу сей­час?»; 4. «Что сейчас позволяют мне внешние условия и мои ресур­сы?»; 5. «Как соотносится опыт и реальность?»; 6. «Мой план, мой выбор —... Прогноз —... Я разрешаю себе...»; 7. «Я действую и пол­ностью контролирую свои мысли, слова, интонации, состояние тела, дыхание, мимику, мышечный тонус, движения»; 8. «Я полностью контролирую процесс достижения цели и регулирую своё состоя­ние»; 9. «Результат — ... Оценка — ... Вывод — ... Решение о прекра­щении или возобновлении деятельности по достижению цели -10. «Информация в архив памяти —...».

Овладение последовательным систематическим самоконтролем начинают с заучивания поведенческой схемы и тренировок по вы­полнению наиболее простых, не проблемных поведенческих актов (удовлетворение чувства голода, чистка зубов, выбор одежды соот­ветственно ситуации и погодным условиям и т. п.). Метод адаптиру­ют к возрастным и интеллектуальным особенностям пациента.

Категории: