Новые аспекты лечения с помощью стволовых клеток

К 2005 г. Перечень заболеваний, при лечении которых мо­жет быть успешно применена трансплантация СК, достиг уже нескольких десятков. Естественно, что основное внимание при терапии с помощью СК по-прежнему уделяется возможности лечения злокачественных новообразований и, прежде всего, различных форм лейкозов и других болезней крови. Однако все чаще появляются сообщения об успешной трансплантации СК при заболеваниях сердечно-сосудистой и нервной систем.

Недостаточность периферического кровообращения, кардиомиодистрофия, аритмии, ищемическая болезнь сердца, гипертония, нарушение сердечной про­водимости, кардиомиопатия — вот далеко не полный перечень заболеваний сердечно-сосудистой системы, где применяются СК. Японские медики, напри­мер, первыми в мире выделили СК, отвечающие за регенерацию сердечной мышцы, которая совсем недавно считалась невосстанавливаемой.

8 России получены положительные результаты лечения пороков развития сердечных клапанов с применением СК. На пресс-конференции в Санкт-Петер­бурге доцент кафедры госпитальной хирургии N«2 Санкт-Петербургского госу­дарственного медицинского университета им. Академика Павлова, хирург Вла­димир Давыденко сообщил о том, что пациентам с пороками клапанов сердца были Проведены операции по транеллатации их собственных СК. «Клеточная трансплантация улучшает функцию сердечной мышцы, улучшается микроцир­куляция крови, — отметил Давыденко, — мы надеемся, что подобные операции помогут и в случаях инфекционного эндокардита: введение СК может усилить иммунитет у больных с инфекционным поражением сердца и преодолеть ин­фекцию». Впрочем, В. Давыденко отметил и некоторые сложности и несовер­шенства методики: «мы вынуждены не только протезировать клапан сердца, но и делать аортокоронарное шунтирование, но, к сожалению, зоны повреждения самой мышцы после перенесенного инфаркта у этих больных восстановить тра­диционными способами невозможно, в дальнейшем у них развивается сердеч­ная слабость».

Трансплантация собственных клеток проводится с согласия пзцнентоа. За 2 часа до начала операции по протезированию клапана у больного берется 120 мл костномозговой взвеси, из которой выделяется 10 кубических сантиметров вещества, содержащего СК. Во время операции это вещество вводится пациенту.

Подобные же операции трансплантации СК проводятся пациентам с инфарк­тами миокарда и ишемической болезнью сердца.

Ищутся подходы к лечению болезни Паркинсона и Альц-геймера, инсульта, нейродсгенеративных заболеваний, травм головного и спинного мозга, т. Е. Тех болезней, которые ранее считались неизлечимыми.

В Харькове девушке, страдавшей приступами эпилепсии, в участок головного мозга были пересажены ее же СК костного мозга. После операции уже в тече­ние года ни одного приступа у пациентки не было.

Есть сведения о том, что 4 человека, утративших способность ходить пос­ле инсульта, хорошо перенесли пересадку собственных полипотентных клеток в нервную ткань и получили способность передвигаться.

СК к настоящему времени использовали на единичных па­циентах для лечения кист (полостей) в спинном мозге при си-рингомиелии и ряде других заболеваний. А в нескольких цен­трах США используют НСК для лечения повреждений мозга и параличей на почве повреждений нервных клеток спинного мозга. Результаты доклинических исследований, проводимых на лабораторных животных, убедительно показывают способ­ность СК костного мозга, жировой ткани, пуповинной крови и стромы пуповины/плаценты дифференцироваться в ней­роны и глиальные клетки. Наибольшей активностью обладают клетки, выделенные либо из пуповинной крови, либо из ткани пуповины.

Американские исследователи провели чрезвычайно важ­ный эксперимент. Они искусственным образом вызывали у мышей инсульт, после чего вводили им в спинномозговой канал собственные стромальные клетки. В 100% случаев у мы­шей происходило частичное восстановление двигательной ак­тивности конечностей.

По сведениям, предоставленным учеными из медицин­ского колледжа Джорджии и Университета Южной Флориды, СК возможно успешно использовать в борьбе с инсультом.

В конце 1999 г. Водной из клиник Питтсбурга (США) было за­кончено уникальное клиническое исследование. Двенадцати пациентам с массивным кровоизлиянием в мозг и локальной гибелью нервной ткани вводили но 20 млн. Нейронов в -зону повреждения и наблюдали за клиническими проявлениями в течение года. Само по себе это большое достижение. Но уникальность данной работы еще и в другом; пересаженные в мозг пациентов нейроны были получены... В пробирке, а не взяты от доноров. Другими словами, впервые в качестве ле­чебного средства применялись нейроны, полученные в ла­бораторных условиях из незрелых СК. Ни у одного из 12-ти пациентов не было выявлено каких-либо отклонений или отрицательных последствий введения клеток в зону повреж­дения нервной ткани. У 2-х пациентов наблюдали отчетливо позитивные эффекты (частичная обратимость паралича руки, ноги и речи). Это тем более удивительно, что до 90-х гг. XX в. Нейробиологи не допускали даже самой идеи существования СК в мозге. Многолетний опыт клиницистов и эксперимента­торов убеждал, что поврежденные клетки в нейронных сетях взрослого мозга не регенерируют. Концепция СК как модуля клеточной регенерации, получившая строгое эксперименталь­ное и клиническое обоснование в других областях медицины, сталкивалась с серьезными предубеждениями в клинической неврологии.

Еще несколько лет назад считалось общепризнанным, что делящиеся нервные клетки можно наблюдать лишь в некото­рых мозговых структурах плода и у детей в первые 2 года жизни. Затем рост клеток прекращается и начинается этап формирова­ния межклеточных контактов в нейронных сетях.

В этот период каждый нейрон формирует от 1000 до 1 млн. Синапсов. В сред­нем в нейрональных сетях головного мозга взрослого человека остается и функционирует порядка 100 триллионов нейронов. Оказалось, что мозг человека тоже принципиально способен к регенерации. Исходный запас нейрональных СК содержится в области боковых желудочков мозга. Правда, его там чрезвы­чайно мало — 0,001-0,01% от общего количества клеток мозга у взрослого человека. Вот почему этих клеток и-не хватает на то, чтобы вовремя заняться исправлением повреждений мозга, например, при инсульте.

Для трансплантации в мозг нужна обогащенная популя­ция ИСК. Необходимо, чтобы ИСК нашли зону повреждения й встроились в испорченную нейронную сеть. Дело в том, что эти клетки знают и помнят, куда им надо мигрировать.

Однако механизм действия клеток, введенных в периинсультиую зону или в системный кровоток, до конца не иссле­дован. Сами клетки вряд ли дифференцируются в нейроны или иные клеточные типы, формирующие ткань мозга, чтобы непосредственно участвовать в восстановлении нарушенных связей. Положительный «клинический» эффект связан с их стимулирующим действием на оставшиеся живые клеточные структуры. Подтверждением этому может служить достаточно быстрое исчезновение введенных клеток из ткани мозга и от­сутствие дифференцированных клеток донорского происхож­дения. Поэтому, вероятно, можно применять не только аутоло-гичные (свои), но и аллогенные (донорские) клетки. Вообще вопрос о возможности применения в клинической практике аллогенных клеток давно уже будоражит умы. Для восстанов­ления системы кроветворения гемопоэтические клетки можно трансплантировать только при условии максимального совпа­дения антигенов комплекса гистосовместимости донора и ре­ципиента. В противном случае трансплантат будет либо отторг­нут организмом хозяина, либо начнет работать против него. Использование полностью несовместимых клеток в ряде си­туаций может быть оправдано, потому что иногда даже кратко­временного присутствия активных клеток в участке поражения бывает достаточно, чтобы процессы регенерации и ремоделирования прошли успешно.

Ученый-невролог Пол Санберг из Университета Южной Флориды отмечает, что для эффективной защиты мозга СК пуповинной крови не требуется самим становиться клетками мозга. Доктор Цезарио Борлонган, ученый-невролог и веду­щий автор исследования, опубликованного в октябрьском выпуске Атепсап (утверждает, что 1 СК пуповинной крови при одновременном внутривенном введении с фармакологическим препаратом, действие которого вызывает временный отказ охранительного барьера мозга, ко­ренным образом уменьшают размеры разрушений, к которым приводит инсульт. Он пишет, что теоретически существуют 2 возможных способа доставки СК в зону поражения: через яремную вену или напрямую в мозг. Однако до последнего времени внутривенное введение клеток казалось неэффектив­ным — пока ученые не попробовали скомбинировать его с вве­дением маннитола. В результате внутривенное введение СК из пуповинной крови оказалось вполне эффективными к тому же бестравматичиым способом лечения расстройств центральной нервной системы, характеризующихся весьма ограниченной способностью к излечению.

Похожие записи:

Категории: