Путь человечества к вечности

Люди всегда считали, что природа несправедлива к ним, -отведя человеку столь краткое существование и обрекая его на смерть. С момента осознания себя лучшие умы человечества мучительно размышляли об этом. Обитатели древней Шумерии, 5 тыс. Лет назад жившие на болотистых берегах Тигра и Евфрата, викинги, совершавшие с конца VIII века многочисленные набеги на прибрежные земли европейских государств, наши современники думали и думают над этой загадкой. Почему боги, давшие человеку разум, чувства, отняли у него бессмертие?

Но никогда не стал бы человек тем, что он есть, если бы ограничивался лишь причитаниями. Гильгамеш, герой первых в мире эпосов, отправляется в дальний путь за море, чтобы найти там «цветок как терн», дарующий бессмертие. Гильгамеш хочет этот цветок принести своему народу.

Герой отправляется путем Шамаша, бога Солнца, сквозь горы, уходящие в небо, пустыни, простирающиеся до горизонта, подземелья, достигающие сердца земли, переправляется через «реку смерти», попадает на остров в чудесный сад, где, по преданиям, обитает Ут-напигати, обреченный на бессмертие. Ут-напишти (аналог библейского Ноя, спасшегося от потопа) рассказал Гильгамешу историю всемирного потопа, после которого остался только он, Ной-Ут-напишти: боги решили даровать ему «вечную жизнь». Ут-напишти на прощанье раскрывает Гильгамешу тайну «цветка вечной молодости».

Гильгамеш отправился в путь и с большим трудом достал этот «цветок вечности». Но, пока он купался, цветок утащила змея, ему не удалось воспользоваться магией цветка. Гильгамеш вернулся домой, утешаясь созерцанием родной страны. Он понял, что единственное доступное для человека — это память о его славных деяниях, воспоминание о собственных победах и поражениях, мгновения, которые каждый человек уносит с собой в Вечность.

Первая мысль, первый крик, первое слово, которым человек выразил свое несогласие с неизбежным приговором, на который осудила его природа, было: «Бессмертие!». Проходили века, менялись представления о мире, умирали боги и рождались гиганты, но продолжала и продолжает жить вера, что есть путь, единственный среди многих, ведущий к бессмертию. Всегда находились безумцы или гении, искавшие этот путь. Никто не знает и не узнает, сколько было их: известных и безымянных, отправившихся по следам Гильгамеша и не до-шедших до цели, проложивших новые дороги и погибших на неведомых тропах.

Эпос о Гильга. меше говорил о цветке, несущем бессмертие. Древнеиндийский эпос «Махабхарата» упоминает о соке какого-то дерева, продлевающем жизнь человека до 20 тыс. Лет. Греческие историки ссылаются на это во многих своих работах. Римский автор Элиан, живший во П-Ш веках, в своих трудах ссылается на Феопомпа (Феопомп — легендарный спартанский царь из рода Эврипоитидов, правивший в VIII в. До Р. X. ), рассказывавшего о деревьях, плоды которых возвращают утраченную молодость. Феопомп описывал разговор фригийского царя Мидаса с полубогом Силеном: «Европа, Азия и Африка являются островами, окруженными со всех сторон океаном. Вне этого мира есть еще остров со многими жителями и горо-дами. Рассказывают, что десятимиллионное войско этого острова хотело вторгнуться в наши земли, переправившись через океан. Оно достигло земли гиперборейцев, которых считали самыми счастливыми людьми этой части суши. Но когда завоеватели увидели, как живут гиперборейцы, они сочли их такими несчастными, что отказались от всех агрессивных намерений и вернулись домом за океана.

Большинство сообщений об эликсире или источнике вечной жизни и молодости, которые мы находим, восходят, очевидно, к какому-то единому древнему источнику.

Изначально и древнешумерский «цветок как терн», и дерево жизни выступали в качестве неких символов. Позднее, когда божественный смысл их был утерян, они превратились в обыкновенное растение или дерево, сок и плоды которого возвращают молодость или даруют бессмертие.

Такая же утрата изначального смысла произошла, очевидно, и с «водой жизни». В Древнем Египте эквивалентом Православного «царство ему небесное» была фраза: «Да ниспошлет ему Озирис прохладную воду вечной жизни!»

Эту воду вечной жизни индусы представляли себе в виде источника, древние египтяне — в виде озера или реки. О ней упоминает Демокрит. Сказания о воде вечной жизни существовали у народов Америки, Африки и у славян («живая» и «мертвая» вода). Все народы помещали этот источник вдали от родины. Так, в русских былинах источник «живой» воды находится на острове Буяне, который стоит посреди океана.

Известный арабский ученый Ибн-Батута, живший в XIV в., описал беседу с двумя путешественниками, утверждавшими, что ручей, несущий воды жизни, находится в Китае и впадает в море неподалеку от Кантона. Но жители Китая, подобно другим народам, предпочитали отправляться на ее поиски далеко за пределы своей страны. Китайские путешественники упорно искали источник живой воды... В Индии и Африке.

Ииезуиты и католические миссионеры также верили, что именно в Индии им удастся найти источник вечной жизни. Один из таких миссионеров-путешественников в своем письме в 1298 г. Жаловался, что многие годы тщетно искал воду жизни в Северной Индии. Другие, ссылаясь на тексты древних авторов, называли Мадагаскар. Третьи — Африку.

Существуют предания, будто Александр Македонский свой поход в Индию предпринял в поисках того же источника вечной жизни.

Конечно, ни завоеватели, ни путешественники, ни иезуиты не были первыми, кто отправился на поиски источника вечной жизни.

. В работах И. И. Мечникова, посвященных проблеме продления жизни, упоминается о китайском императоре Цинь Ши Хуанди (246-210 гг. До н. Э.), отправившем на поиски островов бессмертия целую экспедицию.

Когда китайский император Цинь Ши Хуанди решил добиться бессмертия, он велел своим алхимикам приготовить ему волшебный эликсир, а за необходимыми для этого «травами бессмертия» отправил моряка Цинь Ши на остров. Пьенлай. Моряки экспедиции Цинь Ши увидели этот остров только издали. Само Дао пс могло допустить, чтобы они сошли на берег острова бессмертных. Эта сила и отбросила корабли Цинъ Шн от острова. Однако Цинь Ши Хуанди — император, построивший Великую Китайскую Стену — был не из тех, кого останавливают препятствия. Вскоре на остров Пьеньлай вновь был отправлен за «травами бессмертия» посланник — моряк Цинь Шу; о его плавании повествует историк того времени Сыма Цянь, которого называют «китайским Геродотом». Корабли Цинь Шу были занесены в какое-то тихое и плодородное место, где Цинь Шу оседает и становится правителем.

«Говорят, что посреди Восточного моря есть три необыкновенных острова, — писал об этих островах историк тех лет. — Они не такдалеки от мест, обитаемых людьми, но, к сожалению, едва кто-нибудь пытается пристать к ним, как поднимается ветер, который относит лодку далеко прочь. Если говорят правду, то в древние времена были люди, которым удавалось достичь этих островов. На этих островах живут бессмертные и есть со-став, который оберегает от смерти. Все живое там, даже птицы и животные — белого цвета>>.

На одном из этих островов был родник вина цвета нефрита. Испивший этого вина, утверждала легенда, обретал бессмертие.

Император Цинь Ши воздвиг Великую Китайскую Стену, оградив страну от врагов. Тем самым он избавился от проблем, тяготивших его предшественников, а освободившееся таким образом время посвятил поискам достижения бессмертия. Император особенно благоволил к даосским монахам, думая, что им известна эта тайна. Когда его подданный Цу Се обратился к нему с просьбой („Мы умоляем, — просил он, — чтобы нам разрешили, пройдя должное очищение, отправиться с юношами и девушками на поиски островов бессмертия“), он сразу согласился.

Поскольку эта просьба совпала с его тайными устремлениями, император решил, что страна его не обеднеет, если выделить для экспедиции 3 тыс. Девушек и юношей, а также большое число различных слуг, работников и мастеровых.

Многие дни, месяцы, годы император проводил на берегу или в плавании вдоль побережья, часами всматриваясь в неясный горизонт. Но все было напрасно, корабли так и не вернулись. <<Цу Се отправился в плавание, открыл земли, замечательные своим миролюбием и плодородием. Там он поселился, стал королем и не вернулся назад», — писал о финале этой экспедиции историк императора. Не дождавшись возвращения Цу Се и его людей, император продолжал искать другие пути обретения бессмертия. Не желая сам отправиться на поиски острова, император приближает к себе мудрецов и магов, причастных к тайным секретам магии. Долгие годы они трудились над изготовлением сложных составов и эликсиров. Всем подданным было известно, что император приказал своим мудрецам сделать так, чтобы он жил вечно. Воля повелителя всегда была священна. За долгое царствование Цинь Ши пролил море крови, дабы утвердить в этой святой истине всех — от своих жен и наложниц до последнего крестьянина.

Когда же в назначенный день и час император все-таки скончался, все его подданные оказались перед нелегкой проблемой: что считать действительностью — священную волю императора, изволившего жить вечно, или реальную действительность. Впрочем, размышления были недолги. Императора объявили вечно живым. Он сидел на троне и из-за ширмы долгое время давал безмолвные аудиенции подчиненным, советникам, дип-ломатам и гостям империи. Все такой же грозный, безмолвный и неприступный, восседая на носилках, император совершил долгое путешествие по своей стране, но через год, преодолев ужас и сомнения, было решено предать его тело земле.

Похожие записи:

Категории: