Теория профессора Максимова

Новый всплеск исследований в области тканевой терапии положила Санкт-Петербургская Военно-медицинская акаде­мия в начале XX в. Известный гистолог, профессор Александр Александрович Максимов глубоко занимался вопросами гисто­генеза и превращений клеточных форм соединительной ткани и крови. В частности, он заинтересовался стабильным коли­чеством эритроцитов в человеческом организме. Дело в том, что деление зрелых клеток невозможно, а эритроциты, являясь самым многочисленным отрядом клеток, иногда даже утрачи­вают весь хромосомный аппарат вместе с ядром. Вообще многие специализированные клетки в человеческом организме не об­ладают способностью делиться. Возьмем для примера мышеч­ные или нервные. Однако нейроны и яйцеклетки живут много десятилетий.

Срок же жизни эритроцитов не превышает 100 дней и, казалось бы, количество их должно резко сокращаться, доходя до критической точки. Что же происходит на самом деле? В ходе исследования Максимов обнаружил, что в крас­ном костном мозгу живут клетки, которые обладают сущест­венной функцией — функцией деления. Полученные в резуль­тате деления 2 молодые клетки радикально отличаются друг от друга. Одна вырастает и снова делится, а вот вторая претерпе­вает морфологические изменения и становится одной из клеток крови, приобретая различные функции. Миллиарды клеток, из которых составлено, например, взрослое тело позвоночного животного, произошли от бесчисленного количества деления одной исходной клетки этого организма. В ходе эмбриогенеза оплодотворенная клетка делится и дает начало клеткам, кото­рые имеют. одну функцию — передачи генетического материала в следующие клеточные поколения. По мнению Максимова, клетки, обладающие способностью делиться, образуют свое­образный ствол, от которого отходят клетки, приобретающие «различные профессии», — это эмбриональные стволовые клетки. Так, Максимов ввел в научный обиход в 1908 г. Термин «стволовая клетка» .

Стволовой кроветворной клетке Максимов придавая особое значение. «Эта индифферентная мезенхимная блуждающая клетка, лимфоцит, является, следовательно, об­щей родоначальницей всех элементов крови... Лимфоциты... По мере надобности могут быть быстро принесены в больших мас­сах к тому месту, где они нужны». Правда, позднее он признал, что родоначальником миелоидной ткани является не лимфо­цит, а гистобласт. Но это не изменило сущности утилитарной теории. Открытие, сделанное Максимовым, носило чисто тео­ретический характер, так как тогда еще не было возможности различить стволовые клетки среди многочисленных клеток костного мозга. В своей монографии и в последующих работах Максимов опи­сал развитие кровяных элементов у зародышей млекопитаю­щих и акул, кроветворение у земноводных, создав таким обра­зом теорию гистогенеза крови.

Сначала считалось, что деление клетки возможно лишь для кроветворной ткани. К этому заключению приводил тот факт, что высокодифференцированные клетки (кардиомио-циты, нейроны) практически не делятся. Менее же дифферен­цированные клетки — фибробласты, гепатоциты — частично сохраняют способность к размножению и при определенных условиях делятся и увеличивают свое число. Общей законо­мерностью является то, что если клетка вышла на этап дифференцировки, то количество делений, которое она может пройти, ограниченно. Так, например, для фибробласта лимит составляет 50 делений, для стволовых клеток крови — 100. Значит, если в ге­номе клетки происходит сбой, то мутация будет растиражиро­вана в ограниченном количестве и не сыграет большой роли для организма в целом. В дальнейшем ученые все же пришли к выводу, что смена клеточного состава характерна не только для крови. Существование любого эпителия обусловлено не­прерывным обновлением клеток. Возьмем, к примеру, волося­ную луковицу. Вещество волоса образуется в процессе деления клеток. Часть делящихся клеток покрывается кератиновой оболочкой и отмирает.

Похожие записи:

Категории: