Все записи с тегом: ‘нарушения’

Тренинг психофизиологической толерантности и стрессоустойчивости (коррекция сенситивности)

Метод проводится на завершающих этапах ПРЛ. Пациент должен быть когнитивно подготовлен И Владеть психической саморегуляци­ей. На первом этапе тренируют толерантность и стрессоустойчивость по отношению к соматовегетативным факторам — «способность тер­петь» безвредные для здоровья состояния физиологического диском­форта — дефицит ночного сна, вынужденные неудобные позы из си­стемы йогов или их модификации, холодовке или тепловые закаливающие процедуры, чувство голода, допустимые варианты адаптации к боли и т. п. Эти упражнения имеют как очевидный, тре­нирующий толерантность смысл, так и скрытый, являясь метафорой тренировки психологической толерантности. Последняя включает в себя адаптацию к ситуациям, ущемляющим самолюбие, несовпаде­ние желаемого и действительного, материальный крах, проблемы со здоровьем и внешностью, одиночеством, невостребованностью и т. д. В обоих случаях проводятся ролевые тренинги и психотерапевтичес­кие гшзуализации стрессогенных ситуаций до появления десенсиби­лизации и достаточной толерантности по отношению к ним.

Профилактика психосоматических расстройств, обусловленных чаще невротической депрессией, должна проводиться с учетом всех основных факторов патогенеза психогенной аффективной патоло­гии. Наиболее значимыми, этиологическими, являются психосоци­альные факторы (нарушение системы мать-дитя, неправильное вос­питание, наличие братьев и сестер, психоэмоциональные перегрузки и другие). Как факторы условия, способствующие возникновению аффективных расстройств и их соматизации за счет нарушения фун­кционирования отдельных органов и систем, эндогенизации и па-тохарактерологизации, выступают генетические (психопатологи­ческая наследственность, конституциональные особенности больных, их родителей и другие) и церебрально-органические (па­тология антенатального, натального и постнатального периодов, ре-зидуально-органическая недостаточность ЦНС и другие).

 

При повышении тонуса симпатического отдела нервной системы преобладает гиперсимпатическая реактивность

А при повышении тонуса симпатического отдела нервной системы преобладает гиперсимпатическая реактивность, незначительно реже отмечается симпатическая, редко асимпатическая и крайне редко нор­мальная реактивность. Нормальный гомеостаз отмечается у 9,2% больных, также чаше сопровождается гиперсимпатической и симпа­тической реактивностью, значительно реже асимпатической и край­не редко (0,9% от общего числа наблюдений) нормальной реактив­ностью. То есть соотношение нормального и нарушенного гомеостаза в контингенте детей с психовегетативными нарушениями составля­ет 1:9,9, при учете нарушения реактивности 1:110, тогда как соотно­шение симпатикотонии и ваготонии при нарушении гомеостаза 1:3.

Сравнительные возрастные показатели гомеостаза, полученные с помощью кардиоинтервалографии, у этих детей позволяют отметить колебание соотношения нормального и нарушенного гомеостаза во всех возрастных группах. Так, в раннем детском возрасте (0-4 года) это соотношение составляет 1:11,5, в дошкольном (5-6 лет) — 1:9,9, младшем школьном (7-9 лет) — 1:11,7, предподростковом (10-11 лет) — 1:7,1, младшем подростковом (12-13 лет) — 1:13,1, среднем подростковом (14-15 лет) — 1:11,2 и в старшем подростковом (16-17 лет) — 1:2,8. Таким образом, во всех возрастных периодах отмеча­ется преобладание нарушенного гомеостаза, но доля нормального зна­чительно выше у старших подростков. Также во всех возрастных группах нарушение гомеостаза характеризуется преобладанием то­нуса парасимпатического отдела вегетативной нервной системы: в 0-4 года - 1:3,2; в 5-6 лет - 1:2,9; в 7-9 лет - 1:2,7; в 10-11 лет -1:4,7; в 12-13 лет - 1:4,0; в 14-15 лет - 1:1,3 и в 16-17 лет - 1:2,7. То есть с возрастом (до 13 лет) нарушения гомеостаза происходят за счет относительного повышения влияния парасимпатического отдела, а позже — симпатического отдела вегетативной нервной системы.

 

Седьмой день

I. «Установка»

«Одно слово и вы все поймете — ЗАВТРА! Завтра свершится то чудо, о котором каждый мечтал. Завтра каждый получит свой «вол­шебный сундук» с добром, которое заслужил работой в прошедшие дни, громкими и тихими подвигами, отношением к товарищам по груп­пе. Завтра окончательно обнаружится, насколько каждый старает­ся переделывать себя в лучшую сторону, преодолевать отрицатель­ные качества своей личности и формировать такие, которые могут вызвать уважение окружающих и гордость за самого себя. Завтра бывшие «золушки» превратятся в прекрасных «принцесс», а «ивануш-ки-дурачки» обернутся «царевичами». Насколько это новое состоя­ние будет соответствовать первоначальным ожиданиям, зависит от многих факторов: от состояния до нашего «плавания», от полноты выполнения домашних заданий, от помощи родителей на протяже­нии предыдущих дней, от высоты той «планки», которую каждый ре­шил преодолеть в стремлении к совершенству, от того, как каждый в отдельности и вся группа в целом будет работать сегодня и насколь­ко успешно подготовится к завтрашнему заключительному сеансу. Но чудо случится с каждым. Это я вам гарантирую... Завтрашний сеанс будет подобен хирургической операции, которая отсечет все больное и ненужное, как воспаленный аппендикс, и в течение нескольких часов сделает вас здоровыми, полноценными и беспроблемными людьми... Такими, какими вы сами хотите себя видеть... Завтрашний сеанс за­фиксирует те положительные перемены, которые произошли с деть­ми, их родителями, их семьями и сделает невозможным возврат к старому, незрелому образу жизни, который привел вас сюда. Ибо все мы за эти дни повзрослели на несколько месяцев, а может, и лет. Мы стали мудрее. Сильнее, смелее. Выносливее, честнее, увереннее, доб­рее, культурнее, дружелюбнее и заботливее к ближним и всем людям...

 

Психиатрический аспект вегетативных нарушений у детей

Психиатрический аспект вегетативных нарушений у детей в оп­ределенной степени с нозологической трактовкой И Размыванием одновременно граней специфичности проявлений психических И Вегетативных расстройств разрабатывался детскими психиатрами как самостоятельно, так и на основе данных, полученных при обследова­нии больных зрелого возраста.

Изучение вегетативных нарушений у детей в норме показало их изменчивость не только у различных детей, но и у одного и того же ребенка в разное время (Эпштейн Н. А. ,1925). Более того, извест­ный педиатр Н. С. Маслов (1948) отмечает непрерывное изменение вегетатики у детей. В начале изучения вегетативных проявлений у детей раннего возраста, исходя из склонности к тахикардии, гипер­тонии, извращению рефлексов Ашнера, белого дермографизма и т. п., было сделано предположение о преобладании тонуса симпа­тического отдела вегетативной нервной системы. Раскрывая сущ­ность вегетативного обеспечения жизнедеятельности на раннем воз­растном этапе, А. X. Хамидуллина (1966) подчеркивает, что у детей • грудного возраста вегетативные рефлексы вагальной группы в от­личие от взрослых возникают при раздражении малой силы, через короткий скрытый период. Отличаются они интенсивностью, рас­пространенностью и продолжительностью эффекта. Вместе с тем нет основания считать ребенка грудного возраста находящимся под повышенным тонусом какого-то одного отдела вегетативной не­рвной системы в смысле «симпатикотонии» или «ваготонии». Пра­вильнее считать, что в грудном возрасте вегетативная нервная сис­тема в целом легко возбудима, возбуждение одного отдела ее переходит на другой, генерализуется, вызывая стойкую обобщен­ную реакцию. Важной особенностью вегетативных нервных эффек­тов у детей грудного возраста являются реакции, наблюдаемые у взрослых людей при функциональных нарушениях нервной дея­тельности или при патологических состояниях, связанных с орга­ническим поражением нервной системы.

 

Нарушения вегетативной нервной системы и их связь с психическими расстройствами

На сочетание психических и вегетативных нарушений при раз­личных заболеваниях обращали внимание многие исследователи на протяжении всего периода развития медицины, в частности, невро­патологии и психиатрии. Вначале это было связано с противопос­тавлением психического и соматического (души и тела), с подчер­киванием примата одного вида нарушений и исключением роли других. Такое положение как бы подтверждалось тем, что при воз­никновении тяжелых соматических заболеваний исчезали психичес­кие нарушения и наоборот: при возникновении выраженных психи­ческих расстройств соматические отходили на задний план. Позднее исследователи все чаще стали обращать внимание на те или иные ве­гетативные нарушения при психических заболеваниях, которые иног­да занимали существенное место в клинической картине. В большей степени это было заметно при изучении выраженной аффективной патологии, в частности маниакально-депрессивного психоза (Diehl, 1904; Binswanger О. L, 1908; Кутании М. П., 1914; Харченко С. И., 1928; Израелович 3. И, 1929; Brill, 1946; Протопопов В. П., 1948 и др.). К тому же были описаны энцефалиты, клиническая картина ко­торых включала наряду с неврологическими (вегетативными) выра­женные аффективные нарушения, напоминающие маниакально-деп­рессивный психоз (Голант Р. Я., 1941). При этом некоторые исследователи утверждали, что маниакально-депрессивный психоз имеет вегетативный генез (Rosenfeld М., 1938; Hess W., 1954,1965 и др.). В. П. Протопоповым (1920) была выделена триада вегетативных симпатикотонических нарушений (тахикардия, расширение зрачков, склонность к запорам) как обязательный признак депрессии. Изуче­ние слабо выраженной формы эндогенных аффективных наруше­ний — циклотимии — обратило внимание психиатров на большую частоту вегетативных расстройств, чем при выраженной аффектив­ной патологии, с нередким преобладанием их над депрессивными проявлениями, и это позволило сделать вывод, что соматовегетатив-ные (сердечно-сосудистые, кожные, цефалгические) нарушения, идентичные тем, которые в большинстве случаев рассматриваются интернистами как кардионевроз, экзема, аллергии, мигрень, являются составляющими циклотимии (Каннабих Ю. В., 1914). Известный те­рапевт Д. Д. Плетнев (1927) описал язвенную болезнь как проявле­ние слабо выраженных аффективных расстройств и высказал пред­положение, что при оценке соматической и психической патологии роли психических расстройств уделяется слишком мало внимания. По преобладанию вегетативной симптоматики R. Lemke (1949) вы­делил вид депрессивных расстройств, названный им вегетативной депрессией. Позже П. К. Анохин (1974) подчеркивал, что по вегета-тике можно судить о наличии депрессии.

Вегетативно-висцеральные нарушения отмечались и изучались не­вропатологами при некоторых неврозах. Так, J. V. Charcot (1888) с сотрудниками много внимания уделял двигательным расстройствам при истерии, другие специалисты исследовали функциональные на­рушения при различных формах невротических расстройств (Jsaiet Р., 1912; DejerineJ., Gauckler Е., 1912; Dubois P., 1912; Истаматова Т. С, 1958; Rubin L. S., 1965; Дюкова Е М., 1991 и др.). Ими подчеркива­лась относительная частота вегетативных расстройств при этом виде психической патологии. Описывались также отдельные синдромаль-ные нарушения вегетатики, в частности терморегуляции, получив­шие названия ритмический невроз, термоневроз, а также неврозы ор­ганов (кардионевроз), моносимптомные (моносистемные) неврозы, выделенные на основе психогенных функциональных расстройств (Хорошко В. Д., 1929; Черногубов Б. А., 1935 и др.).

 

Категории: